Следующий герой нашей серии «Человек за сценой» – Алексей Борзенков, создатель, идейный вдохновитель и директор крутейшей кавер-группы The Cheap Gin. В свое время Леша оставил офисную работу и решил зайти в эвент-сферу с другого входа, где, как оказалось, его навыки и опыт могут сыграть на руку. Об удивительной жизни московской музыкантов, непростых решениях и ежедневных источниках вдохновения разузнала журналист Eatmusic Анастасия Антоненкова.

Алексей Борзенков (кавер-группа The Cheap Gin): большое интервью 2019

ЕМ: Расскажи свою историю: как тебе пришла идея создать свою группу и как все начиналось?

Алексей Борзенков: Первые мысли о том, что своя группа – это чертовски круто, пришли примерно на второй год работы в московской event-индустрии. Помню, как мы с моим близким другом играли на очень красивой свадьбе. Наш проект был достаточно прост – я играл на саксофоне, он ставил качественную электронную музыку, и этот тандем по какой-то причине очень нравился нашим заказчикам.

Так вот, в том же ресторане в соседнем зале играла группа. Естественно, все свободное время нашего мероприятия я провел в этом зале у дальней части барной стойки, с горящими глазами наблюдая, как эти ребята делают невероятно качественное шоу, заставляя строго одетую толпу от 20 до 120 лет впадать в танцевальное неистовство. В тот момент в голове ясно сложилось понимание того, куда можно двинуться дальше. Кстати, сейчас наша группа (The Cheap Gin) играет на постоянной основе в акустическом составе в этом ресторане.

Как и все масштабное в жизни людей, любой поворот на пути происходит довольно случайно. Вот и я таким же образом в одну из зим, если не ошибаюсь, 2015 года, попал на новогодний музыкальный джем армянского клуба ВШЭ, им нужен был саксофонист. Там я и познакомился с частью ребят, вместе с которыми мы играем в данный момент. Но до группы все еще было далеко. Год спустя, на том же джеме уже 2016-м, в составе произошли некоторые изменения, добавились новые ребята, и вот тут картинка сложилась предельно ясно. После Нового года мы собрались в один из воскресных дней в кафешке где-то в центре, и у меня было готово предложение, от которого они не смогли отказаться. Звучало оно примерно так: «У нас есть то, чего нет на рынке, и поверьте, людям это понравится. Давайте заработаем на этом кучу денег».

Правда после высокопарных слов пришла реальность и серьезная трудоемкая работа: долгие и тяжелые репетиции, смены людей в составе, первые выступления с методологией продаж «у нас нет ни видео, ни фото, но вы не пожалеете», сарафан среди друзей. Первые свадьбы и частные мероприятия. Потом первое видео и бары Москвы. Обмен номерами телефонов, Instagram, дальше – пара зимних корпоративов в компаниях друзей. Колесо закрутилось, но мы были зелены, поэтому с улыбкой смотрим те ужасные видео с первых репетиций и фотки с первых заказов.

Алексей Борзенков (кавер-группа The Cheap Gin): большое интервью 2019

ЕМ: Ты всегда хотел этим заниматься?

Алексей: Скорее нет, чем да. Помню, когда мы только начинали работать с DJ’ем, первые продажи проекта шли скорее от него. Мне не особо хотелось заниматься продвижением, общением, нахваливанием своего проекта, в котором я был одним из двух действующих лиц, это было как-то странно. Но с группой все иначе. Ты смотришь на себя, скорее, как на небольшое дополнение основного пейзажа, и это сильно развязывает руки (и язык). Потому что, если ты искренне веришь, что коллектив талантлив и самобытен – продать его не так трудно, ибо там, за ширмой твоих слов, находится что-то действительно стоящее. С первым проектом такого не было, я до сих пор считаю себя посредственным саксофонистом. Но музыкантами в группе я восхищаюсь всецело. Это разительно отличается от «впарить любой ценой». Я бы сформулировал конечный смысл стратегии немного иначе: «Донести ценность до человека, который ищет именно твой проект». Главное понимать, что в итоге все пройдет на высшем уровне.

ЕМ: Какое у тебя вообще образование? Помогает в твоей нынешней профессиональной деятельности?

Алексей: Два моих диплома я получил в прекрасной РАНХиГС при Президенте РФ в Москве. Бакалавриат – бизнес-информатика, магистратура – менеджмент со специализацией в управлении проектами. Поэтому я бы сказал, что в настоящий момент в какой-то степени работаю по специальности, ведь музыкальная группа – это неплохой проект. С какого-то момента даже стало не стыдно писать этот пункт в резюме.

Любое образование априори является полезным. Мой близкий друг, с которым мы прошли бакалавриат, недавно сказал, что образование в стране сейчас – скорее бизнес. Действительно, прикладное и актуальное знание найти достаточно сложно, и оно, зачастую, стоит непомерно больших денег. Но те плюсы, которые получилось вытащить за период обучения, с лихвой перевешивают негатив от системы в целом. Так что да, образование дает мне очень большое преимущество на рынке, к которому лежит моя душа.

ЕМ: Я знаю, что ты работал в офисе, в престижной компании, но потом ушёл. Расскажи, тебе трудно далось это решение?

Алексей: Это решение было одним из самых легких и правильных в моей жизни. Стоит отметить, что в какой-то степени мне повезло – я не испытывал ни малейшего желания продолжать делать то, что я делал в компании, а возможность достичь успеха на почве музыки при этом давала шанс не скатиться в прокрастинацию. В итоге, процесс перехода дался очень безболезненно: веры в себя было хоть отбавляй, а счастье от возможности вырваться из офисной кабалы давало много энергии.

ЕМ: Возникало желание вернуться обратно?

Алексей: Хочется сказать, что офис не был чем-то, о чем я жалею. Каждый человек должен научиться работать, заставлять себя вставать в 6 утра, стабильно выполнять задачи. Дисциплина и продуктивность не берутся из воздуха, и если человек не может пройти подобную школу – это говорит о его уровне работоспособности очень многое. Плюс офис дает тебе возможность научиться многим вещам от тех, кто более опытен, чем ты. Я забрал оттуда нехилый багаж в виде навыков продаж, общения с людьми, работы с цифрами, продуктивности на износ и вообще рабочей дисциплины в целом.

Поэтому, если вдруг возникнет необходимость вернуться к тому, чтобы быть полезным весомой компании, которая сможет дать мне новые знания и умения – я с удовольствием прыгну в эту воду. На данном этапе группа как проект не требует таких временных затрат, как вначале, а любой вид диверсификации – это правильный шаг к тому, чтобы оставаться сосредоточенным и продуктивным. И не важно, в чем она (диверсификация) выражается – в финансах или роде деятельности.

Алексей Борзенков (кавер-группа The Cheap Gin): большое интервью 2019

ЕМ: Расскажи, как обычно проходят будни московской кавер-группы? Много выступаете?

Алексей: Будни кавер-группы в основе своей – это выходные обычных людей. Мы стараемся быть там, где они привыкли проводить свой досуг, чтобы отдохнуть от своих напряженных будней, вот такой круговорот. Поэтому нас часто можно найти в различных заведениях города Москвы – от шумных баров и пабов с электронной танцевальной и рок-н-рольной программой, до красивых ресторанов с сидячей публикой, которым нужен акустический формат.

Москва, воистину! – современный Вавилон, и возможности для «самовыражения за деньги» тут находятся довольно часто. Весь вопрос в том, насколько ты соответствуешь формату места, сколько оно готово тебе платить, и устраивает ли тебя данная сумма. Однако важно понимать, что основной доход в «каверах» идет от частных мероприятий – свадьбы, корпоративы, закрытые нишевые вечеринки, юбилеи. Общественные места, естественно, не дают такого финансового потока, однако они дают не менее ценный ресурс – людской поток. И часто этот ресурс оказывается намного ценнее, чем тот гонорар, который заведение платит твоей группе за вечер работы.

Также много времени уходит на репетиции. Сейчас все сложнее, так как каждый имеет возможность быть занятым на стороне, и это нормально, всем нам нужно есть. Но, несмотря на это, мы стараемся собираться как минимум раз в неделю, чтобы расширять репертуар, поговорить о перспективах того, куда мы идем, выразить то, что на уме у каждого. Также очень много готовимся дома, это позволяет качественно проводить репетиции, чтобы не тратить время на разбор материала. И так – по кругу: крупные заказы, репетиции, парочка баров, снова репетиции, снова бары, потом начинается свадебный или новогодний сезон (да будут благословенны люди, которые могут позволить себе музыкантов в этот период!), ты начинаешь меньше спать, репетиции начинают сниться, но это невероятные эмоции и драйв, которые должны ощущать все люди, занимающиеся любимым делом!

ЕМ: Бывает, что вы отказываетесь от заказов? Почему?

Алексей: Бывает. Чаще всего – если мы не сходимся с заказчиком по бюджету. Обычно на этом этапе расстаться не так сложно, мы просто пониманием, что данный заказ даст нам больше головной боли, чем выгоды. Плюс часто заказчик, который пытается сэкономить на всем, в том числе и на вас, оказывается неоправданно требовательным вплоть до мелочей, это тоже вносит некий дискомфорт. Стандартная корреляция выгладит так, что чем больше заказчик готов тебе заплатить – тем больше он тебе доверяет как профессионалу. Это очень сильно подкупает, и такие люди получают раскрепощенных, настоящих артистов, в итоге все остаются довольны.

Также можем отказаться, если понимаем, что сам формат мероприятия – не наш. Представь, что заказчику нравится твоя группа, но он хочет 1980-е и 1990-е, причем в оригинале и много. А у тебя в группе бородатый вокалист-рэпер возрастом в 25 лет, который также потрясающе поет Стиви Уандера, как и читает «Тает лёд», клавишник-консерваторщик, да и остальная часть группы достаточно молода, чтобы осваивать такое большое количество чуждого материала.

Да, со временем в нашем репертуаре осели песни, не дающие осечек – «Хали-гали», хиты всемогущего «Ленинграда», «Звери», но все равно это – та музыка, которая имеет место в жизни каждого из нас, в той или иной степени. Наша вокалистка вообще перепевает половину попсы 1990-х, ее каверы на Шуру – это произведения искусства, но она получает от этого невероятный кайф, при этом действительно умея петь, поэтому люди ловят эту энергию. Но если просят большое количество материала, который не вызывает в сердце отклика – это превращает музыку в такую же офисную рутину. В подобных ситуациях стараемся деликатно подвести заказчика к мысли, что мы не подойдем друг другу.

Алексей Борзенков (кавер-группа The Cheap Gin): большое интервью 2019

ЕМ: Как директор – чем именно ты занимаешься?

Алексей: Моя основная роль – закрытие цикла продаж, начиная от поиска заказов или обработки уже поступивших заявок, до обсуждения условий и финального закрытия даты под мероприятие. Также все бары, в которых мы играем, появляются в нашем расписании благодаря мне. Верю, что дальше может пойти сарафан, но пока стандартная схема – белая рубашка, macbook в руках, улыбка и фраза из разряда: «Я слышал, у вас играют живые музыканты. Мне кажется, нам есть, что обсудить». Во многих местах пока не сработало, но во многих мы сейчас играем на постоянной основе.

Кроме коммуникаций, я также занимаюсь промо-материалом, немного освоил видео-редакторы, потому что больше уверен в том, что сделал своими руками. Ну и, конечно, основная координация: даты репетиций, обсуждение репертуара, доступность человека в потенциальную дату, ценовая политика – все это в итоге сводится в одно предложение мной, после обсуждения внутри группы. Почти все условия нашей работы мы генерируем вместе, но проекция этих условия заказчику – моя основная работа.

ЕМ: Расскажешь про твое самое запоминающееся выступление?

Алексей: Могу назвать два. Первое – День студента в прошлом году. Мы попали на масштабное мероприятие в МГМУ имени Сеченова, в студенческом совете была наша знакомая, которая смогла продать нас руководству. Как сейчас перед глазами их главный холл с лестницей по центру, наше оборудование немного в стороне. Везде много световых лучей, стробоскопы. Мы выходим и понимаем, что вокруг – наверху, спереди, сбоку – гигантская толпа студентов, где-то 1000 человек, как потом нам сказали. Сцены как таковой нет, есть просто огражденное пространство под нас. Мы выходим, переглядываемся и понимаем, что морально вообще не были готовы к такому повороту. Но как только пошли первые ноты беспроигрышной Let’s Get It Started – эта толпа взрывается!

Мы играем первый блок на таком диком кураже, что не заметили, как он пролетел. Второй блок нас понесло по инерции, толпа отдавала все с лихвой, мы чувствовали себя рок-звездами. Потом в холле с нашим вокалистом фотографировались, как с селебом первой величины, каждый второй в итоге говорил приятные слова, instagram разрывало.

Второе – недавний новогодний корпоратив. Никогда не было особой привычки спрашивать, у кого мы играем, поэтому очень удивились, найдя на месте проведения действительно огромную сцену, столы на 250-300 человек в сумме, а в названии компании – достаточно крупное имя в добыче металлов в России. В этот зимний сезон за нашими плечами было уже достаточное количество опыта выступлений, намного больше боевиков в репертуаре, солист – сама харизма и энергия, так что вызов был принят. Мы выходим на сцену – и толпа вылетает на танцпол, причем заходит все, каждая песня! Во втором блоке Артем (солист) под песню Venus просто уходит в зал, потом мы слышим из колонок: «Ребят, тут классно!» – и весь остаток песни он пел оттуда. Дальше было «Розовое вино», еще куча танцевалок, народ плавно повышал градус, и в итоге получился какой-то вселенский энергообмен. В тот вечер мы поняли, что делаем все правильно.

ЕМ: Какие книги или фильмы вдохновляют тебя на такую насыщенную жизнь? Или может у тебя есть какое хобби или ритуалы?

Алексей: Основной фокус не в книгах, но в привычке постоянно искать себе занятие, которая, в свою очередь, перерастает в любую продуктивную деятельность, будь то: чтение книг, репетиции, спорт, да все, что угодно. Толстой говорил верно: «Нет большего счастья, чем быть постоянно занятым». Если, конечно, деятельность тебя питает, а не ты питаешь деятельность.

Вдохновляют в основном люди и группы, которые находятся на несколько уровней выше – понимаешь, что можно и нужно тянуться дальше. «Кавера» – это малая часть индустрии, поэтому всегда есть азарт двинуться в сторону новых и более серьезных начинаний, особенно когда потенциал людей, с которыми ты работаешь, далеко не ограничивается исполнением чужого материала.

Но, если говорить о книгах, очень помогают литература по психологии: обожаю Эриха Фромма, он невероятен. Сейчас читаю очень попсовую, но не менее полезную книгу Дэниела Гоулмана «Эмоциональный интеллект». Испытываю страсть к классической литературе, она дает некоторую подготовку к большому количеству межличностных ситуаций, в которых может оказаться человек: в такого рода литературе преуспел Бальзак, очень много англичан также отличались подобным творчеством – Теккерей, Моэм, Шоу. Можно добавить к этому списку великих русских писателей, от которых также сносит крышу: Толстой и Горький.

Последний, кстати, написал короткое произведение, которое всем стоит перечитывать, как мантру. Оно называется «Часы» и занимает всего два листа А4. Но после прочтения начинаешь чувствовать, что ты засиделся. Основная суть в том, что есть два состояния пребывания в этом мире – гниение и горение. Твой выбор определяет твою жизнь.

ЕМ: Что бы ты мог посоветовать человеку, который мечтает создать свою кавер-группу?

Алексей: Из практических советов – будь вежлив, общайся с огромным количеством людей, будь то твои друзья или незнакомые люди. Умей хорошо считать, планировать, держать в голове (и в записях) большое количество информации и будь готов к тому, что твой план – это список того, что пойдет не по плану. И главное – сделай так, чтобы твой продукт отличался, посредственности везде и всегда очень много. Но те группы, у которых есть своя фишка, никогда не будут прозябать.

Из идеологических советов – в первую очередь пылай страстью к тому, что ты делаешь. Вдохновляйся с того, что делают твои ближние, а в особенности те, с кем ты работаешь. Если есть хоть капля сомнения в успехе предприятия – ты сдался раньше всех. Если ты готов верить в лучшее и идти дальше в тяжелые моменты – это действительно твое.

ЕМ: Многие профессии, как ты знаешь, сейчас отмирают и уходят в прошлое. Как ты думаешь, как долго твое направление вообще будет актуально?

Алексей Борзенков: Всегда верил в то, что компьютер в последнюю очередь научится разбираться в двух вещах (если вообще научится) – в музыке и тонкостях общения между людьми. Поэтому я уверен, что пока на земле есть человек, готовый платить за хорошую музыку – мне и моим собратьям-музыкантам останется место в этом мире. Так ли это, покажет время.


Найти The Cheap Gin и наглядно взглянуть, чем же занимается Алексей Борзенков, можно в социальных сетях группы. Например, в Instagram.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.