Новый совместный проект Universal Music Group и Apple Music может подлить масла в огонь в подпольной войне многих звукозаписывающих компаний с ресурсом Spotify. Подробную информацию о брендированных плейлистах и картине в целом предоставил портал Music Business Worldwide. Поиграем в детективов и попробуем оценить, как бы на ситуацию отреагировали в нашей стране.

Кто кого в стриминговой войне: проект Universal Music Group и Apple Music vs. Spotify

Предметом спорной ситуации между звукозаписывающими гигантами и Spotify стали тематические плейлисты, попадание в которые приносит многим артистам дополнительные прослушивания и, как результат, заслуженные денежные средства. (Например, наглядные цифры о стриминговых результатах и их окупаемости регулярно публикует журнал Billboard в своем топе самых высокооплачиваемых музыкантов). Также нельзя забывать и о процентной доле самих звукозаписывающих компаний, которые получают свою часть от выпуска релизов и продвижения музыкантов. Еще в 2017 году менеджеры Universal столкнулись с тем, что музыка их артистов в отдельных жанрах практически не учитывается при составлении таких плейлистов, а то и вовсе оттуда исчезает. Инсайдеры решили провести расследование.

Как стало известно в ходе проверок, ресурс Spotify обзавелся рядом плейлистов с «поддельными» исполнителями. Никому неизвестные музыканты составили приличную долю в подборках Peaceful Piano (4.6 млн. подписчиков), Deep Focus (2.8 млн.), Sleep (2.8 млн.), Music For Concentration (0.9 млн.) и Ambient Chill (0.7 млн.), что даже в чистой теории принесло им существенный доход. Представленные треки размещались исключительно на Spotify и вызвали у менеджеров UMG вопросы.

Как оказалось, за авторством материала стоит группа композиторов, работающих на шведскую музыкальную компанию Epidemic Sound. По мнению инсайдеров, представители Spotify сочли уместным сделать крупный заказ у скандинавских сонграйтеров по заниженной цене, преследуя несколько целей. С одной стороны, вытеснение артистов UMG и других компаний из потока позволило ресурсу удерживать большее количество потенциально чужих денежных средств внутри. С другой, существенно сэкономить на собственных тратах.

Подтверждением происходящему может служить метрика ресурса Chart Metric. В 2017 году в плейлисте «Ambient Chill» Spotify заменил 16 треков известных артистов жанра, среди которых Бибио, Брайн Ино и Джон Хопкинс, на целых 28 «ноунеймов», зарегистрированных компанией Epidemic Sound. По данным на август 2018 года, уже более 90% того же плейлиста составляют «фейк»-исполнители. Доля UMG в подборке — 2,8% (т.е. две композиции из 71). Похожая ситуация наблюдается и в других плейлистах: из 80 треков в Music For Concentration две принадлежат Universal, по одной — Sony и Warner; в 50 треков в Sleep включены по одному треку UMG и Sony.

Для того, чтобы как-то поправить положение, Universal Music Group и Apple Music решили запустить совместный проект Peaceful Music. По замыслу авторов, в него войдут «спокойные» треки, собранные звездами жанра и профессиональными композиторами. Первым из амбассадоров проекта станет современный британский композитор, постминималист Макс Рихтер (Max Richter, род. 1966). Как сказано в пресс-релизе, его подборка подарит слушателям «моменты спокойствия и внутренней сосредоточенности». 

Обозревать данную ситуацию, применительно к российской действительности, крайне интересно, так как здесь важно учитывать множество факторов. С одной стороны, ресурс Spotify до сих пор не пришел в Россию: попытки предпринимались с 2014 года, затем, ввиду экономического кризиса и санкций, проект остановили. В 2018-м вновь появились массированные слухи, что платформа вот-вот запустится, но прозорливые менеджеры бренда еще несколько лет назад иронично заметили, что российский слушатель платить за музыку не любит. В подтверждение этому можно вспомнить негодование, вызванное с появлением платной подписки на Яндекс.Музыку, приходом Deezer в Россию, который до сих пор особо не жалуют, и, конечно, все пертурбации с музыкой ВКонтакте и появлением приложения Boom.

Другая сторона вопроса заключается в том, что те же независимые российские музыканты, которых в «спокойной» музыке есть существенное количество и которые так же страдают от бесплатного прослушивания, как и их коллеги в других жанрах, на наш взгляд, с удовольствием бы согласились хоть на какую-то выплату. Ведь в отношении неизвестных артистов (в особенности — молодых, а также тех, кто считается андеграундом или неформатом) среди наших слушателей до сих пор бытует мнение, что их музыкальная работа не стоит платы. Плюс учитываем сложности с размещением, покупкой-продажей, усреднением ценовой политики при загрузке на иностранные ресурсы. Получается, что в стране, где лейбл-культура не развита, а крупные звукозаписывающие компании не особо работают с «маленькими» артистами, подход Spotify вполне себе может восприниматься на ура. 

Подытожить эту ситуацию хочется так. В сознании потребителя и в самой музыкальной среде большие компании всегда воспринимаются как каббала: в их играх на опережение и откровенных войнах друг с другом видятся большие денежные обороты и расчетливый бизнес, а музыка, порой, отходит куда-то на задний план. Но в ситуации, когда затрагиваются жанры интеллектуальной музыки, делать какие-то однозначные выводы крайне сложно. Эти музыканты не дают в массе своей стадионные концерты, не ездят в затяжные туры на 40 дат — они просто делают то, что умеют, и у них есть свой слушатель, пускай и не большой. И обозревая тропу войны, хочется напомнить большим боссам, что чаще всего в лоне интеллектуальной «спокойной» музыки работают такие же интеллектуальные спокойные люди, для которых цифровые продажи и стриминг сегодня это, едва ли, не основной способ как-то заработать своим трудом. 

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.