За кулисами индустрии происходит много интересного: определяется что мы будем слушать в ближайшее время, открываются новые потенциальные звезды, рождаются хиты. И это лишь малая часть. Над осуществлением всех этих задач работает огромная команда профессионалов. Одним из них является герой этого материала, еще один «Человек за сценой» Евгений Владыкин, участник проекта «3+1».

Проект «3+1» – это творческое объединение, занимающееся созданием музыки и продакшеном концертных шоу. В его составе всего три человека: Виктор Лушников (пианист, композитор, аранжировщик и саунд-дизайнер), Дмитрий Ерошин (барабанщик, аранжировщик, саунд-дизайнер) и Евгений (звукоинженер, музыкант, продакшн-менеджер). Вместе они работают над созданием современной актуальной англоязычной музыкой. Журналист Eatmusic Елена Медведева и Евгений Владыкин поговорили о состоянии отечественного музыкального бизнеса, лайфхаках по написанию крутых песен и передовиках индустрии, на которых стоит ровняться.

Саунд-продюсер Евгений Владыкин (проект «3+1») в интервью
Слева направо: Дима, Евгений и Виктор за работой на студии

EМ: Почему три самостоятельных профессионала решили объединиться в общий проект?

Евгений Владыкин: Нас объединило желание создавать собственные релизы, новую качественную англоязычную музыку, привлекать к этому интересных вокалистов, уже зарекомендовавших себя на этом поприще. Отсюда, кстати, и название «3+1». Нас трое и плюс к нашей творческой энергии еще одна единица, в сотрудничестве с которой получается что-то новое.

EМ: Начинать новый проект сложно? С какими трудностями вы столкнулись в процессе создания и запуска «3+1»?

Евгений: Начинать и сложно, и нет. Какие-то вещи, которые у нас уже отработаны, получаются достаточно быстро. А там, где было мало опыта, не всегда получится так, как хочется. Но пока не сделаешь – не поймешь, как лучше. И это касается не только технической стороны вопроса – человеческий фактор тоже присутствует. Например, рассчитываешь выполнить работу в срок, а что-то затягивается. Или наоборот – неожиданно получаешь поддержку от своих друзей. У нас так было с Аленой Рашаль, нашей коллегой, которая занимается группой Therr Maitz и артистом Антоном Лаврентьевым. Когда мы выпустили первый авторский релиз, она сразу поделилась этой новостью с друзьями и поставила нашу композицию в эфир своей программы «Учитесь Слышать».

EМ: Хватает ли сил троих, чтобы вести проект? Или вы обращаетесь к кому-то за помощью?

Евгений: Мы всегда можем обратиться за помощью и поддержкой к своим коллегам. Не так давно мы работали над композицией вместе с Вадимом Капустиным (Isaac Nightingale) и привлекли целый тандем замечательных музыкантов. Бывает, что мы все делаем втроем, весь продакшн от начала до конца: все сами записываем, аранжируем, сводим и выдаем готовый результат.

EМ: Музыку какого направления вы создаете?

Евгений: Мы хотим создавать современную актуальную англоязычную музыку. Это все не новая идея. Есть много коллег, которые ее исповедуют и уже добились значительных результатов. Это Therr Maitz, Pompeya, On-The-Go, коллектив Triangle Sun, с которым я долго сотрудничал как звукоинженер.

На альбоме Чарли Пута (Charlie Puth) «Voicenotes» можно услышать замечательный баланс живой и электронной музыки в пределах одной композиции. Это как раз яркий пример того, что нам интересно и в рамках чего мы хотим развиваться. Еще одним примером для подражания и вдохновения является Кэлвин Харрис (Calvin Harris). Можно открыть любой его альбом и найти плеяду великолепных вокалистов, которые приняли участие в его треках. Наш путь лежит в похожую сторону.

Саунд-продюсер Евгений Владыкин (проект «3+1») в интервью
Женя за работой

EМ: Насколько актуальна музыка, которую вы создаете?

Евгений: В России актуальнее делать хип-хоп и танцевальную поп-музыку. Качественная современная музыка на английском языке пока не носит характера какого-то массового явления в нашей стране. Обратная ситуация обстоит в Европе и Америке. Там живут основные поставщики той музыки, которой мы хотим заниматься. Так почему бы и нам не попытаться создавать композиции по западному образцу и не работать с западными коллегами? Например, сейчас мы сотрудничаем со звукоинженером из Нэшвилла по имени Роберт Венейбл (Robert Venable).

EМ: Почему англоязычная? Русская музыка больше не котируется?

Евгений: Котируется. Просто нам как авторам нравится именно англоязычная музыка. Есть исполнители, которые выпускают прекрасные треки на русском. Например, Монатик или Иван Дорн, которые давно себя зарекомендовали как передовики производства, сумевшие совместить и качество, и популярность. Кроме того, как продакшн-команда, мы сами с удовольствием сотрудничаем с артистами, поющими по-русски.

Саунд-продюсер Евгений Владыкин (проект «3+1») в интервью
Виктор за работой

EМ: А у вашего проекта много конкурентов?

Евгений: Мы и круг наших коллег и друзей устроен немного по-другому. Речь идет скорее не о конкуренции, а о здоровом духе соперничества. Так как перед нами стоят задачи творческие, все понимают, что каждой творческой задаче подходят те или иные деятели. Главная фишка в том, чтобы найти свой стиль, то, что можешь делать только ты и никто другой.

EМ: Какой у вас стиль?

Евгений: Стиль появляется в процессе формировании проекта и видоизменяется по мере новых достижений и получения новых знаний. Наш ориентир – это современная качественная англоязычная музыка. А под это определение могут попасть разные направления и жанры.

Каждый из нас по отдельности может работать и с классикой, и с джазом. Но наш общий почерк – это именно современная качественная англоязычная музыка.

Авторская работа 3+1 и вокалиста Джерри Гози:

EМ: Ваша команда помогает создавать музыку всем, кто к вам обращается, или у вас есть какие-то критерии отбора клиентов? Допустим, у меня есть идея песни в стиле шансон, возьметесь?

Евгений: Нашими клиентами являются и уже опытные исполнители, и молодые. В процессе развития проекта мы пришли к выводу, что имеет смысл заниматься тем, что ты умеешь и что тебе самому нравится. Поэтому критерии есть. Зачем нам заниматься, к примеру, шансоном, если мы не особо им «живем», не в курсе того, что там творится. Нам проще будет порекомендовать подобную задачу тем коллегам, которые в этом «секут». Так обычно и происходит.

EМ: Даете ли вы гарантии своим клиентам, что готовый продукт в результате работы будет успешен?

Евгений: Не в нашем стиле и вкусе руководствоваться какими-то лозунгами. «Мы сделаем из Вас звезду» или «Мы сделаем из Вас успешного артиста» – это не про нас. Мы же не занимается «полным циклом» (т.е. от написания песен до создания имиджа артиста и раскрутки). Мы занимаемся созданием музыки в ее студийной или концертной форме. Любой, кто к нам обращается, знает, что результат получится классный. А вообще, если продукт хороший, то он обязательно найдет своего слушателя.

EМ: Есть ли лайфхаки, как написать трек так, чтобы стать успешным в музыкальной индустрии?

Евгений: Получение ответа на этот вопрос – это и есть то, чем мы занимаемся. А если отвечать с меньшим количеством юмора и большим количеством реализма, то сначала необходимо понять, как создать то, что не получится ни у кого, кроме тебя.

Мы давно убедились, что музыка – это химия. Это определенное магическое сочетание элементов, которые не могут друг друга заменить. И если это сочетание близко к «золотому сечению», тогда получается произведение искусства. Главное почувствовать это.

Саунд-продюсер Евгений Владыкин (проект «3+1») в интервью
Дима за работой

EМ: Кто из современных исполнителей, по вашему мнению, видел «золотое сечение» чаще прочих?

Евгений: Вопрос качества и интересов всегда субъективен. Поэтому не хотелось бы навешивать ярлыки. Не всегда создаваемый контент отвечает потребностям массового слушателя. Если взять нашу нишу, то здесь бесспорным лидером является Антон Беляев и группа Therr Maitz. Они создают глубокие композиции, в качестве которых грех сомневаться. А вообще, интересных исполнителей много: Tim Aminov, Isaac Nightingale, Tesla Boy, Little Big.

EМ: Как вы оцениваете состояние современного музыкального бизнеса в нашей стране?

Евгений: Как прекрасное. У нашей публики есть возможность увидеть все больше новых актуальных исполнителей. Для массового потребителя правда пока ближе такие жанры, как шансон или русская попса. Это будет еще долго, учитывая вкусы большинства населения. Поэтому, несмотря на то, что музыкальный рынок все больше становится общим, Россия пока остается несколько в отрыве от общемировой музыкальной культуры. Стоит сравнить количество фестивалей или проданных альбомов за рубежом и у нас, и все станет понятным. Но мы стараемся делать музыку, приближенную к общемировым канонам.

EМ: Что бы вы посоветовали начинающим исполнителям и музыкантам?

Евгений: Вдохновляться разными видами искусства, не ограничиваясь музыкой. Важно во всем искать импульс для вдохновения. Нас, например, сейчас вдохновляет проект LORN. Это уже не музыка, а нечто большее. Ищите то, что перевернет ваше мировосприятие, выведет за пределы устоявшегося и привычного.


Познакомиться с проектом «3+1» и обсудить интересующий вопросы можно в социальных сетях, например, ВКонтакте.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.