Британская группа Elbow в лице Гая Гарви дала интервью о новом альбоме

Группа Elbow совсем недавно выпустила новый альбом, в связи с чем и появилось множество материалов о британской команде. Так, недавно лидер коллектива Гай Гарви дал интервью замечательному ресурсу Under The Radar. 

Гай Гарви и его группа Elbow может, конечно, и назвала свой весёлый новый альбом Little Fictions, но во время беседы британский альтернативщик был прямолинеен, честен и отважно правдив. Пластинка манчестерского коллектива − это первое детище без барабанщика Ричарда Джаппа, бывшего участником группы с момента её основания (за исключением дебютного альбома в 2001 году). Ричард был вынужден оставить ребят, чтоб сфокусироваться на других проектах, например, таких как собственная школа ударных. По следам релиза Little Fictions – седьмого альбома – Гарви разоткровенничался о сочинении текстов, в которых детализирует свои сексуальные переживания, о том, как докопался до своего приятеля Бенедикта Камбербетча (актер сериала «Шерлок» и кино-комикса Доктор Стрендж, появившийся в недавнем клипе на «Gentle Storm»), и рассказал, как шахматный гроссмейтер Бобби Фишер сподвиг на песню, которая увидит свет уже после альбома.

 

группа elbow Гай Гарви интервью
Гай Гарви

 

Кайли Маллин: Я читал, что создание Little Fictions отличалось от The Takeoff and Landing of Everything тем, что получился коллективный альбом, и на сессиях было больше сотворчества.

Гай Гарви: Ага, The Takeoff and Landing of Everything мы все писали порознь и потом собирались вместе на студии. Если говорить о Little Fictions, от нас ушёл Ричард (Джапп), наш ударник. Звучит странно – мы его не потеряли, он не умер, парень всё ещё стучит, но уже не с нами. Он принял решение прекратить выступать с группой, что было счастливым совпадением, честно говоря, но всё равно странновато и печально, после 25 лет совместной музыки. Кто-то должен был уйти первым. И всё равно грустно. Когда он ушёл, и мы зализали раны, мы подумали, что после 25 лет создания музыки в одном формате с теми же людьми, любое изменение в составе освежит нас всех. И хотя альбом только-только вышел, у меня уже всё внутри кипит: хочется следующий. Я словно опять влюбился в привычный процесс музыкального творчества.

 

Расскажи подробнее, как заново влюбился в музыку.

Что тут сказать? Без разницы, насколько большое дело ты делаешь, ты всё равно смотришь на это в некотором смысле как на работу. И когда что-то в группе идёт не так, по той или иной причине, хотя я совсем не хочу сказать, что Ричард был проблемой, но у нас реально было бревно в глазу, и никто не мог предположить, насколько большое, пока оно оттуда не выпало. И вдруг мы поняли, что это шанс изменить то, как мы играли, и мы за этот шанс ухватились двумя руками. Работа сразу пошла легче, быстрее, легкомысленнее что ли. Мы всегда тщательно прорабатывали свои песни, которые не звучат и тратили месяцы на доведение их до реальной музыки, когда мы-то могли бы просто бросить такую песню и вместо неё написать пять. Теперь мы поменяли отношение на вот это схватывание исходного духа, вибрации песни и стараемся, насколько это возможно, придерживаться такой идеи.

 

В декабре 2016 вышел первый сингл с нового альбома Magnificent (She Says):

 

Очевидно, что в Little Fictions радость осязаема, альбом получился оптимистичный.

Странно, что наши чувства идут не в ногу со временем. Современные методы психоанализа не считают возможным для человека чувствовать больше одной эмоции в отдельный отрезок времени, и мы, вероятно, больше всего хотим помочь людям, которые только одну эмоцию испытывают. Ты можешь страдать из-за того, что твой отец умирает, и воодушевляться победе любимой команды, в то же самое время. Будем надеяться, что мы все несём поток разных историй, исходящий из нас одновременно. И пока моя страна заголосовала себя в культурную трясину из дерьма, я имею в виду Брексит – и это будет не просто культурное бедствие. Превратится всё в гуманитарную катастрофу той степени, которую мы не видели со времён, когда премьером была Маргарет Тэтчер. Но пока мир варится вот в этом, я влюблён в самую потрясающую на свете женщину, я женился и через месяц стану папашей.

Ого! Поздравляю!

Спасибо большое. Ну, вот как-то так и новообретённый энтузиазм просто ворвался в мою комнату и влился в творчество. Не прорабатывая, вылетаешь из дома в четыре часа дня, идёшь в паб, чтобы поднабраться с друганами. Так весь мир делает, чем мы хуже?

 

Я думаю Gentle Storm как раз улавливает те смешанные чувства, о которых ты говорил раньше: стремление, меланхолию, радость. И клип удался замечательный. Как вы уговорили Камбербетча сняться?

группа elbow Гай Гарви интервью
Гай Гарви с женой и музой Рейчел Стирлинг

Знаешь, с чего началось? Годли и Крим сделали клип на песню «Cry», а потом Майкл Джексон упёр оригинальную идею [Кевина Годли] и прилепил к своей песне «Black or White». Но в 1980-е видео, когда оно вышло, оказалось популярным неожиданно, ведь это просто лица людей поют песню, трансформируясь из одной физиономии в другую. Это действительно прекрасный общий портрет, показывающий насколько мы разные и одинаковые, реально мило… И Gentle Storm напомнил мне песню «Cry», так что я спросил у ребят, помнят ли они её, и все, кроме Крега [Крег Поттер – клавишник группы], вспомнили. Крэг с нами всего два года, и я подумал, что никто моложе 40 не помнит. В первую очередь, это блестящая поп-песня, а уже во вторую, такой клип. Наконец, Кевин Годли прошёл путь от музыканта до клипового продюсера, он работал с группами типа Duran Duran и другими. Я до него достучался, представился и спросил, может ли группа Elbow украсть его идею, выдавая за собственную, да и не поможет ли он нам всё это воплотить в жизнь. Он согласился и предложил посотрудничать. Я знал, что клип отошлёт многих к оригиналу, что оказалось проницательным предположением. А что до Камбербетча на экране, мы с женой [актриса Рейчел Стирлинг] встретились на его свадьбе. Она его знает лет с двенадцати, а я всего несколько лет. Она тоже на видео есть, я вообще много песен о ней написал. Решил, что если Бенедикт появится в клипе, больше людей его посмотрит, и он оказался великодушен, разделяя своих поклонников со мной. Да у кого вообще лицо интереснее Камбербетчевского?

Твоя правда. И ещё: в старом интервью ты говорил, что хочешь представить песню «Independent woman» как фоновый трек, пока Бенедикт будет стоять на сцене и декламировать Шекспира. Похоже, идея не выгорела, но хоть клипом-то с камео Бенедикта ты удовлетворён?

[Смеется] Любая возможность поработать с Бенедиктом – не палка-копалка. Большинство людей и представить себе не могут, насколько у него потрясающая мимика, изумительная. Ты должен попросить его изобразить что-нибудь, если выдастся возможность поболтать.

 

Итак, Рейчел и Бенедикт давно знакомы? Я просто думаю о том, как ты говорил о Рейчел как о своей музыкальной музе. Когда ты пишешь песню о ком-нибудь, кто тебе так близок, как они реагируют?

Что ж, альбом собрал хорошую критику, так что Рейч ведёт себя так, будто она одна тому причина. Я читал ей обзоры, пока она валялась на диване, уже глубоко беременная, и отвечала: «Что ж, я уже много месяцев не работаю, и всё равно меня хвалят!». Я же ей говорил: «Да, родная, группа Elbow здесь вообще не при чем». Ей понравилось. Это палка о двух концах – нет, не так… Две стороны одной медали? То так, то эдак, в любом случае. Я и о наших размолвках писал тоже. Заглавный трек как раз об этом, о маленьких вспышках в голове, когда ты споришь с кем-то, и оба орете и просто нелепы друг перед другом. И это заставляет тебя удивиться, какого черта ты так с человеком, которого знаешь лучше всех на свете. Ненавижу ссоры, и моя миссис тоже. Но происходят они всегда так драматично, очень сценично, когда заводимся.

А писать и петь о таких штуках помогает справиться? Или это распространенное заблуждение?

Когда мы работали над альбомом, никто не знал, что Рейч беременна. Но если вслушаешься в тексты, становится очевидным, что я скоро стану папой. И заключать истину в текст действительно здорово.

 

Я ещё хочу спросить о музыке собственно. Когда ушёл ударник, появилась возможность поэкспериментировать с процессорами, да? И как?

Я думаю, это было не столь обязательно. Если честно, Крейг был только половиной ритм-секции, и он выдвинул Джаппа намного дальше, чем тот того хотел. Крейг заставил и меня работать усерднее. Он стал крутым продюсером, не только благодаря мастерству, но потому что он вытаскивает из людей лучшее.

А что на счёт музыки для нового альбома?

Ну, могу рассказать о вдохновлявшем меня в последнее время. Это была документалка Inside Christian Dior. Моя жена включила смотреть, а я спрашиваю: «Это про кислородное голодание и андрогинность?», я был очень пренебрежителен. Она ответила: «О, нет. Это размышления о времени, хотя их работу могут себе позволить немногие, труд просачивается и определяет эпоху. Это непосильная ответственность, а ты считаешь этих блестящих творцов просто директорами дома мод». Мне стало стыдно за собственную спесь, и тогда я задумался о совершенстве. И пока я думал о непревзойденном мастерстве, покуда оно не элитарное, оказалось, что оно есть щедрость духа, это дар каждому, кто становится мастером. Не только в искусстве, инженеры и все вообще… Другая вдохновившая меня документалка это Larry Flynt vs. the World. А, не! Погодь, перепутал! Bobby Fischer vs. the World, Лари Флинт же фотограф, так?

Насколько мне известно…

Ага, Бобби Фишер же шахматный гений.

Вот-вот, и рядом не стояли [смеется]!

Ну, они оба двигали фигуры (в оригинале непереводимая фонетическая шутка: «pawn» and «porn», т.е. пешка и порно, звучат в британском варианте идентично – прим. перевод.). Как же я мог перепутать. В любом случае, Бобби Фишер, американский шахматный чемпион, одолевший Спасского, вступил в Холодную войну и стал головной болью всего мира. Этот парень, как и большинство гениев, был психом, провёл всю жизнь в поисках смысла. К её концу он стал разочарованным стариком правых взглядов, сторонником теорий заговора, обладателем не слишком приятного характера. На последних съемках его жизни он был и просто отвратителен. А его последние слова: «Ничто не лечит так, как прикосновение человека». Единственное, чего у него всю жизнь не было – любви любого рода. И когда он провел последние недели жизни в госпитале, люди впервые в жизни о нём позаботились. Итак – «ничто не лечит так, как прикосновение человека» стало заглавием для песни на тот момент. Мы все знаем, что это так.

 

В 2015 году Гай Гарви выпустил альбом Courting the Squall:

 

Занятно выходит… Одни музыканты, с которыми я беседовал, получают вдохновение менее сознательно и не всегда могут объяснить, а другие прямо говорят о своих источниках.

Вдохновение приходит постоянно. Иногда проходят годы, прежде чем я понимаю, о чём написал песню. Выбор языка, мелодии, тональности, тембра − каждое решение базируется на том, что происходит с группой и со мной. Можно переслушать, а потом подумать: «Ад сраный! Да ты конкретно так выложился здесь». Есть одна песня с моего сольника [2015’s Courting the Squall], где вырисовывается контуром кое-какие мои сексуальные наклонности. Весьма ужасающие католические образы из детства. Ну, я и подумал: «Иисус, блин, Христос. Какого дьявола я должен об этом петь?». Но она там есть. Или взглянешь на песню, которую критиковал раньше, типа «Not a Job», со второго альбома [2003’s Cast of Thousands], вся группа Elbow её реально возненавидела, ещё до того как издали на пластинке. Теперь, когда я её переслушиваю, о, она такая прелестная. Как-то так: никогда не знаешь, что будет.

Благодарю за уделенное мне время. Ты был гораздо более откровенен и правдив, чем большинство музыкантов, с которыми я общался. Тебя совсем не парит пресса?

Знаешь что, старина? Иногда лучше начинаешь понимать, чем ты занимаешься, когда рассказываешь об этом. А односложные, угрюмые ублюдки обычно что-то скрывают, то есть они не очень-то вообще задумываются о том, что делают [дьявольский смех].

comments powered by HyperComments