Шуня Балашова (Shoo) в интервью: «Музыкант должен делать свою музыку»

Коллектив Shoo, существующий с 2010-го года, относит свое творчество к стилю «абсолютный соул»: ребята вдохновляются народной музыкой разных стран, смешивают джаз с фолком, блюзом, фанком и другими направлениями. Их необычные музыкальные коктейли призваны стереть границы между культурами и народами. Кстати, название группы связано не только с именем вокалистки – оно отожествляется также с богом воздуха Шу из мифологии Древнего Египта. Eatmusic побывал на съёмках обложки для нового мини-альбома группы. Там нам удалось пообщаться с лидером коллектива Шуней Балашовой и выяснить, как начался творческий путь солистки, какие мысли были у нее во время участия в проекте «Главная сцена», и о чём она думает, когда возвращается домой после концерта.

 

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

 

ЕМ: Привет, Шуня! Многие исполнители рассказывают, что в свое время взяли в руки музыкальный инструмент и начали петь для того, чтобы общаться с предметом своего воздыхания при помощи музыки. Было ли что-то похожее с вами? Как вы вообще начали свой творческий путь?

Шуня Балашова: Привет, Eatmusic! Ой, я так давно начала заниматься музыкой, что, мне кажется, в том возрасте меня ещё не интересовали молодые люди. Нет, это абсолютно точно не было связано с любовью. Хотя я считаю, что многим в своём творчестве обязана, конечно, влюблённости, первой любви и так далее, потому что это сыграло огромную роль в становлении моего репертуара и того, что я стала писать – это всё, конечно, как и у, наверное, любой другой молодой девушки посвящено любовным переживаниям.

ЕМ: Ваша группа Shoo существует уже почти шесть лет, а идея об её создании появилась после студенческой вечеринки, где вы представили авторские аранжировки. Вы сами после своего выступления пришли к такой идее – создать свою группу? Или вам нужно было, чтобы кто-то сказал: «Шуня, а не попробовать ли тебе…»?

Шуня: Ну, это, на самом деле, достаточно логичный такой процесс. Когда дети, подростки осознанно идут на эстрадно-джазовое отделение музыкальной школы, они как бы более-менее понимают, чем будут заниматься. И последние годы музыкальной школы ты постоянно находишься в окружении музыкантов, в творческой тусовке, поэтому в принципе вся жизнь потихоньку обрастает только музыкальными связями, и в принципе по-другому нельзя представить себе дальнейшее развитие. Как правило, девяносто процентов людей собираются дальше идти по музыке, выступать и что-то своё делать. Естественно, ну, логично, что должен быть свой состав, группа. У меня есть такое мнение, что музыкант должен делать свою музыку. То есть, писать музыку. И я всегда очень хотела писать своё, делать свою музыку, а не просто заниматься перепевкой джаза, хотя я очень люблю джазовые стандарты и просто обожаю их исполнять, что до сих пор это делаю достаточно часто. Но всё равно хотелось делать что-то своё, работать с авторским материалом, поэтому, конечно, обязательно была задача найти группу и начинать делать свои песни, свою музыку.

 

 

ЕМ: Как бы вы могли охарактеризовать ваш стиль «абсолютный соул» в одном предложении?

Шуня: Безграничный. Вот так, если прямо одним словом. Если в одном предложении, то мы говорим о том, что это музыка, призванная стирать границы между странами и их культурами, потому что у нас действительно в рамках даже одной песни могут сочетаться несколько культур, несколько народностей, при том это ложится на такой современный плотный грув – то есть, наша задача, чтобы человек слушал не народную музыку, а ту музыку, которая ему близка сейчас, которая сейчас актуальна, но при  этом проникался этими народными, безумно красивыми, разнообразными песнопениями и музыкой разных стран. Наверное, вот так можно сказать, если совсем коротко.

ЕМ: Сейчас вы готовите мини-альбом. Расскажите, когда он выйдет и какие туда вошли треки?

Шуня: В наш мини-альбом – как его называют, EP, – войдут четыре совершенно разные композиции. Мы решили выпустить его таким, потому что это –  скажем так, подведение итога ещё одного этапа нашего развития. Наш первый альбом Absolut Soul отличал очень мягкий джазовый интеллигентный звук, и он абсолютно точно иллюстрирует то время, в которое его создавали, и те концерты, те площадки, на которых мы выступали, и разные, разные-разные наши проявления позже. Во-первых, у нас сменился состав, мы начали играть более плотную музыку, более современную. Наверное, отчасти приблизились к такому поп-звучанию – в хорошем смысле: поп-грувы, фанковые грувы стали использовать.

По материалу у нас уже собрался будущий альбом, но существует вот этот пограничный этап, который закончился не так давно. И это пограничный этап перехода от интеллигентного джазового саунда к более плотному и, можно даже сказать, немного дерзкому, которым мы звучим сейчас. Мы хотим его запомнить и выпустить в виде этого мини-альбома. Четыре композиции, которые туда входят, иллюстрируют четыре абсолюта разных настроений. Можно как угодно это трактовать – четыре времени года, четыре разных темперамента, четыре разных стиля. Песни совершенно разные по настроению – это и абсолютно счастливая, весёлая, про семью, любовь, родителей, детей; и про безумные-безумные страдания; и про человека, который заперт в городе и хочет вырваться на свободу; и про какие-то очень личные переживания. Ну, в общем, это четыре разные вещи, сочетание несочетаемого. Соответственно, к этому мы снимаем сегодняшний арт-фотосет.

 

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

 

ЕМ: Мы знаем, что вы – музыкант, который с любовью относится к культурам разных народов и соединяет их в своем творчестве. Какие из них вдохновили вас для нового мини-альбома? Мы попытались по вашему образу догадаться, но, честно говоря, это было трудно.

Шуня: Это, безусловно, русские и украинские песнопения. Мы используем грузинские песни, итальянские; вдохновляемся американской соул-музыкой, так любимой нами. И, конечно, если это народность, то это латино-музыка, африканская этника, арабские мотивы также присутствуют. То есть, в принципе, нет границ. Единственное, мы, конечно, постепенно осваиваем разные горизонты, потому что надо понимать, о чём эта культура, проникаться ей. Слава Богу, у меня, благодаря моим родителям, есть возможность путешествовать. Я могу видеть разные страны и общаться с людьми – носителями той или иной культуры. В общем, это, конечно, безумно вдохновляет, хочется в своей музыке употреблять их традиции и как-то пытаться к ним приблизиться.

ЕМ: А в ближайшее время, кстати, вы едите на гастроли? Мы вот знаем, что вы и по городам России, и по европейским странам ездили (среди городов, в которых побывала группа – Лондон и Вена; прим.ред.).

Шуня: Ну да, мы за последний год проехали довольно много городов, ближайших городов к Москве. У нас были интересные поездки, иногда неожиданные – например, когда-то мы ездили в Пензу. И в принципе мы не ограничиваем себя вообще никакими горизонтами, с удовольствием путешествуем. И внутри группы существуем очень дружно, общаемся не только по музыкальным темам, но и в принципе мы все достаточно близкие друзья. Поэтому мы с огромным удовольствием куда-то уезжаем вместе. Мы ездили на конкурс «Усадьба Jazz» (международный музыкальный фестиваль джаза в России – прим.ред.) и провели там практически неделю бок о бок. В ближайшее время мы планируем поехать на интересный фестиваль «Live in Blue Bay» в Коктебель. Хороший состав музыкантов: это и классический джаз, и экспериментальная музыка. Мы попали в лайн-ап этого фестиваля, так что планируем в самом начале сентября поездку в Крым. Может, застанем ещё тёплые деньки, поплаваем в море.

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

 

ЕМ: К Новому году готовите какой-нибудь сюрприз своим слушателям?

Шуня: Обязательно! Это наше общелюбимое дело: к каждому Новому году мы готовим в стиле того или иного десятилетия песню – символ, можно сказать. Идея в том, чтобы сделать некую машину времени, которая переносит людей в новогоднее настроение разных десятилетий. Мы начали с 1990-ых, вспомнив песню «Last Christmas I gave you my heart», которая для нас является этим новогодним настроением. И так углубляемся на десятилетие назад. В этом году настал черёд 1940-ых – это очень неожиданный и классный проект со своей фишкой: впервые к нашей зимней песне мы снимем видео. До этого у нас был релиз CD, в прошлом году у нас впервые прошла премьера нашей зимней песни на телевидении. А в этом году мы планируем снять видео, которое также, я надеюсь, будет передавать это предрождественское, предновогоднее настроение и не даст людям забыть, что, несмотря на беготню, суету, пробки, Новый год – это безумно счастливый и классный праздник.

ЕМ: Вы в ближайшее время планируете какие-нибудь очень смелые музыкальные эксперименты – по сочетанию несочетаемого?

Шуня: Мы на конкурсе «Усадьба Jazz» познакомились с замечательной группой под названием Sofoli. Они изучают ритмы и песнопения Африки, танцуют, поют, играют на барабанах, причём это такое совершенно потрясающее безумство. Я как их увидела, поняла, что что-то точно случится у нас совместное – да-да, любовь с первого взгляда. Поэтому мы с ними в ближайшее время, я надеюсь, обязательно сделаем композицию – я уже знаю какую, осталось только рассказать это ребятам (улыбается). Вроде как Sofoli тоже не остались к нам равнодушными, поэтому я уверена, что вот такой африкано-русский дуэт случится в ближайшее время. А так мы экспериментируем всё время. Будут новые песни обязательно, и я думаю, что мы в сентябре-октябре засядем за новый альбом, и уже это будет нашим самым большим сюрпризом в ближайшие полгода.

 

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

 

ЕМ: В одном из интервью вы рассказали, что вас вдохновляют и «плохие события» в жизни. Какие же из них, если не секрет, повлияли на ваше творчество?

Шуня: Я думаю, что меня вообще вдохновляют в большей степени именно плохие события. Кстати, это не я одна так считаю, многие люди – писатели, певцы, поэты, считают, что счастливый человек написать ничего не может. И, соответственно, все великие стихи, всё то, что нас трогает – это всё построено на чувстве катарсиса, на том, что у человека произошли какие-то страдания – по крайней мере, у меня так. Поэтому, когда у меня были какие-то серьёзные перемены в жизни – это и ссоры с друзьями, это, естественно, любовные дела, в общем, разнообразные потрясения в жизни, – они, безусловно, дали свой очень большой резонанс в вопросе написания песен.

У меня был такой период в жизни, когда я практически полностью поменяла свой круг общения, это было очень тяжело, потому как все мы были связаны какими-то очень долгими отношениями. И когда в 2011-м году я была очень далеко от дома в Штатах, в школе Беркли, у меня были определённые события в жизни, от которых было не очень хорошо на душе. И, в общем, в Беркли были все условия для того, чтобы человек занимался музыкой круглые сутки. Поскольку ты там находишься один, то всё время занимаешься музыкой в одиночестве. Соответственно, я сидела практически целыми днями в классах для занятий, и песен, которых я написала тогда, мне хватает до сегодняшнего дня. То есть, не все песни, которые были написаны тогда, сейчас аранжированы и спеты. Поэтому абсолютно точно, подтвержу ещё раз, негативные события меня очень вдохновляют.

Не хочу сказать, что надо страдать, чтобы что-то написать – конечно, нет. Но рождаются гораздо более глубокие, трогающие меня саму песню, что самое главное – потому что иногда бывает, что свои стихи слушаешь и понимаешь, что это не совсем то: хочется, чтобы каждая строчка отдавала таким резонансом в душе. Вот поэтому абсолютно точно негативные события меня больше вдохновляют.

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

 

ЕМ: Любопытно узнать – как ваши поклонники себя проявляют? У вас же уже есть постоянный круг слушателей.

Шуня: У нас да, есть слушатели. Мы безумно благодарны всем людям, которые приходят к нам на концерты. Это очень отрадно, потому что одно дело, когда твои друзья тебя поддерживают – безусловно, это очень приятно, но они твои друзья, они любят тебя и так, и так, и соответственно, есть ощущение какого-то игрушечного дела. А когда ты заходишь на сцену и видишь в зале абсолютно незнакомых людей – это просто ни с чем не сравнимое, потрясающее ощущение. Наверное, самым большим сюрпризом для нас стало, когда мы собрали зал на наше пятилетие: это был самый большой зал, который нам удавалось собрать, на который мы, скажем так, замахивались. Мы замахнулись и не знали на самом деле до последнего момента, до третьего звонка, удалось нам собрать людей или нет. И пришло около пятиста человек. Мы были очень благодарны и рады.

А второй раз я была очень приятно удивлена, когда было одно из народных голосований в соц. сетях. Этих голосований очень много и обычно люди реагируют… Ну, им это надоедает, все их просят проголосовать и так далее. Мы попросили поддержки, честно сказали, что вот, очень хотелось бы выступить. И нас поддержало очень много народу, стали делать репосты, писать: «Поддержите ребят». В общем, это тоже было безумно приятно. В такие моменты, когда ты видишь действительно воочию, что существует интерес к твоей персоне, это очень-очень трогает. В это даже верится порой с трудом, но это есть.

ЕМ: Вы принимали участие в проекте «Главная сцена» и выступали там перед старшими коллегами по цеху: в жюри сидели Михаил Боярский, Валерий Леонтьев, Диана Арбенина, Владимир Пресняков. Скажите, вы волновались?

Шуня: Ну, безусловно. Конечно. Мы не просто волновались. Я не знаю даже, как это описать. Мы волновались очень, и это было невероятно тяжело морально. Но есть и положительная сторона – мы очень сплотились за эти часы ожидания, за все эти прослушивания. Внутри группы была атмосфера армии, сплоченного коллектива. Ну, а само выступление… У нас вышла такая ситуация, что двое более молодых судей сказали – да, нам понравилось, всё здорово. Это были Пресняков и Арбенина. А старожилы сцены, наши мэтры Боярский и Леонтьев, ответили «нет», потому что мы, мол, переиграли всю песню. Мы исполняли песню «Замечательный сосед» Эдиты Пьехи, и им не понравилось вот конкретно то, что мы сильно изменили аранжировку, соединили её с джазовым стандартом синк-синк. Они были, можно даже сказать, немного оскорблены этим фактом. Сказали, что оригинал лучше, не надо было трогать оригинал. Я не знаю, почему так вышло, я всегда с огромным уважением стараюсь относиться к песне, которую переделываю, потому как это всё уже сложившиеся великие произведения. Пусть это даже была такая шуточная музыка для расслабления, но это хит, который каждый знает. Человек рождается, по-моему, в нашей стране со знанием этой песни. И когда мы брали её, естественно, было волнение, что как-то не очень уважительно переделаем, но мы старались всё время делать кавер с оглядкой – так, чтобы не иронизировать по поводу этой песней, но как бы немножечко её переделать. Но нас засудили. Шутка.

 

https://youtu.be/5JpMaAQ8wDc

 

ЕМ: Арбенина, на наш взгляд, большой интерес к вам проявила…

Шуня: Ну, Арбенина и Пресняков ответили «да», но вот Лентьев и Боярский ответили, что нет, они не могут пропустить, потому что им не нравится. Но я совершенно никакой злости по этому вопросу не испытываю. Я наоборот очень благодарна этому опыту, потому что мы ну о-о-о-чень многое почерпнули из этого конкурса и с огромным количеством людей познакомились. Я рада очень за ребят, которые там остались, продолжили участие. Ну, видимо, нам нужно было на данном этапе это закончить, потому что это и так дало нам огромный толчок – и моральный, и творческий. Так что вот такой опыт интересный.

ЕМ: Что вы вообще считаете самой большой победой группы на данный момент?

Шуня: У нас есть такой момент, что мы ни разу не выигрывали ни фестивали, ни конкурсы – ну, просто так складывалось. Соответственно, когда мы выиграли конкурс «Усадьба Jazz» в Розе Хутор, это было очень неожиданно – никто из нас, по-моему, этого не ожидал. Не было такого, что мы не верили в себя и так далее, просто мы не готовились к тому, что победим. Соответственно, это был такой момент, когда мы все воспряли духом, когда все поверили, наконец, в наши силы настолько, насколько нужно было. Это и морально был для нас очень большой скачок, и перед нашими коллегами по цеху мы показали новый уровень. Наши друзья, которые видели, как мы выступаем на сцене, дали свои оценки, и эти оценки были, в основном, положительные. Вот это, наверное, сыграло огромную роль для нас – и как для группы, и как для личностей по отдельности.

 

Шуня Балашова (Shoo) в интервью

 

ЕМ: Что самое трудное в вашей работе?

Шуня: Меня пугает отсутствие времени в сутках, потому как у нас очень много идей, Даша (пресс-менеджер группы – прим.ред.) не даст соврать. Мы постоянно сидим креативим. Огромное количество затей, но не всегда получается их умещать в то время, которое есть для работы. И сложно находить всё время энергию, потому что бывает такое, что ты прям не можешь, не хватает сил просто собраться и пойти делать-делать-делать-делать дела: репетировать, писать песни и так далее.

Ну и должно быть вдохновение: как только ты начинаешь заниматься какой-то нетворческой работой, организационными вещами и чем-то ещё, порой бывает такое, что не хватает времени именно на творчество. Это пугает, и это довольно тяжело понять, что нет у тебя сил написать сейчас песню, а надо. Плюс есть такие моменты, когда именно надо написать песню, надо что-то новое делать. Соответственно, такие моменты тоже непростые.

А так, в принципе, мне очень нравится то, чем мы занимаемся, это мне доставляет большую радость. Я не могу сказать, что это даётся легко, потому что это огромные-огромные эмоциональные качели, бесконечная циркуляция энергии. Это очень тяжело морально: бывает, что ты очень устаёшь, а отдохнуть годами не получается. С другой стороны, каждое наше выступление, каждая песня, каждый перформанс даёт огромное количество приятных эмоций, поэтому всё уравновешено.

 

ЕМ: И последний вопрос. О чем вы думаете, когда приходите домой после концерта?

Шуня Балашова: Обо всём. Мы анализируем, во-первых, что и как было. Как правило, забываем поесть в день концерта, поэтому едим. После двенадцати (улыбается). Нас встречает наш кот, очень милый, он так приятно лижет и греет нас своим теплом. Мы отдыхаем просто. И думаем о том, как всё прошло, размышляем. Если это было хорошо – то думаем, почему это было хорошо. Если это было плохо, думаем, почему это было плохо. В принципе, такие совершенно обычные мысли.

ЕМ: Ждем вашего нового релиза и спасибо за интервью!

Шуня Балашова: Спасибо и до новых встреч!

 

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.