Тим АмстронгОтвлечёмся от высокоморальных размышлений. Вот я, например, с детства очень любил сериал «Секретные Материалы». Кажется, его я полюбил даже раньше, чем «Друзей». Вытряс с родителей несколько книжек по сериалу и перечитывал их по сотне раз. Словами не передать, как мою юношескую фантазию будоражили размышления о таинственном и невероятном, о жизни вне нашей потрёпанной планетки, о теориях заговора и о повседневной мистике. Мы даже играли в агентов ФБР с одноклассником в православной гимназии, где мне довелось учиться. Делали себе самопальные удостоверения агентов, копируя увиденные по телевизору, придумывали «дела» и с большим азартом пытались их раскрыть. Было весело. Малдер был моим кумиром. Точнее, у меня вряд ли вообще когда-либо были кумиры, но Малдер вдохновлял меня так же сильно, как Лемми, Кобейн, рестлер Игрок и скейтер Майк Валлейли. Не любимый социумом чудик с тараканами в голове, который несмотря на эту социальную неприязнь, продолжает заниматься своим делом, не теряет любви к жизни и отменного чувства юмора – разве я мог не восхищаться им? Чуть позже Малдер вызвал ещё больше детского восторга, когда в фильме «Эволюция» в рамках протеста демонстрировал свои нагие ягодицы одному нехорошему высокопоставленному военнослужащему. А потом мне показали «Калифорнийского блудника», и мир больше никогда не был прежним. Скромняга Малдер мутировал в циника-развратника Хэнка Муди, и, казалось, неповторимый шарм Фокса отправился на свалку истории.

Тим Амстронг

Однако недавно сериал восстановили, запустили новый, десятый по счёту сезон, с постаревшими, но всё теми же Фоксом и Даной. Изначально представляемый аудитории, как «6-серийный особый выпуск», к нему можно было бы отнестись как к незамысловатому ностальгическому подарку преданным поклонникам, однако с первого взгляда на премьерную серию было понятно – подход у авторов более чем серьёзный. И, к чести создателей, новые серии в полной мере унаследовали былое величие и особую атмосферу легендарного сериала. Персонажи сами по себе остались неизменны, несмотря на множество лет, отделяющих их от последнего отснятого сезона. В смысле, лично мне не пришлось прилагать особых усилий, чтобы вспомнить их характеры и образы, соотнести их с потрёпанными временем лицами, и поверить, что они – это Они. На момент написания этого текста уже были показаны все шесть серий этого мини-сезона, но здесь и сейчас мне бы хотелось поведать вам о четвёртом эпизоде. В этой серии вам расскажут и покажут красивую легенду о Человеке-с-Пластырем, безмолвном, но очень вонючем и весьма могучем мстителе, защищающем справедливость в мире городских отбросов, бродяг и бомжей. Герои всякие нужны, герои всякие важны, тем более, что какое время, такие и герои. Но сам по себе этот факт вряд ли бы так сильно меня зацепил, если бы не один маленький нюанс.

Тим Амстронг

Роль Мусорщика, андеграундного (в прямом и переносном смысле) художника, случайно создавшего вышеописанного мстителя, исполняет сам Тим Армстронг, и если это имя не вызвало у вас радостного трепета, значит вы ничего не знаете о панк-роке. Для несведущих придётся сделать небольшую историческую справку. Тимоти Росс Армстронг, отметивший в прошлом году своё 50-летие – талантливый американский музыкант и продюсер, ветеран панк-сцены. В 1991-м году Тим вместе со своим старым другом и товарищем Мэттом Фримэном создали группу Rancid, которая со временем стала источником вдохновения для бесчисленного множества команд по всему свету, и оказала огромное влияние на дальнейшее развитие мировой панк-сцены. В 1997-м году Армстронг на пару с гитаристом Bad Religion Бреттом Гуревичем основал музыкальный лейбл Hellcat Records, на котором, кроме самих Rancid, писались (и пишутся) такие мощные коллективы, как Dropkick Murphys, Transplants, HorrorPops, Devil’s Brigade, Nekromantix, Street Dogs, Joe Strummer and the Mescaleros и многие-многие другие. Помимо панк-сцены Тим выступил продюсером и со-автором восьми песен певицы Pink для альбома Try This, вышедшего в 2003-м году. Одна из этих песен, «Trouble», принесла Пинк премию Grammy. Также Тим работал с Гвэн Стэфани над её дебютным альбомом и участвовал в записи треков для команд Bad Religion и Good Charlotte. В 2010-м году Gretsch Guitars даже выпустили его авторскую подписную модель гитары, что, согласитесь, большой шаг для любого музыканта. А ещё есть любопытный и не слишком известный факт: за несколько лет до создания Rancid (почти сразу после роспуска Operation Ivy) Тим огрёб кучу проблем с наркотой, из которых смог выбраться, только устроившись на работу в Армию Спасения. Мэтт всё это время страшно переживал за друга, массивно поддерживал его в стремлении порвать с наркотиками и, согласно легенде, предложил ему снова собрать группу (тот самый Rancid) именно с целью уберечь его от всяких нехороших зависимостей, предложив ему взамен более массивное, продуктивное увлечение. Но я эту историю знаю исключительно как городскую легенду, источники в интернете расходятся во мнениях по этому вопросу.

Тим АмстронгСловом, это шик и трепет. Мастер-панк и Малдер-Хэнк сходятся в одном из самых любимых моих сериалов. Как говорит персонаж совсем другого телепродукта, «Это будет леген – подожди, подожди – дарно!». И это было именно так, не верите – убедитесь сами. Лично я получил тонну удовольствия, за что спасибо Глену Моргану, сценаристу и режиссёру «Секретных Материалов». Глен, оказывается, тоже давний поклонник группы Rancid, более сорока раз (так написано на сайте Rancid) посещал концерты любимых панков, а однажды даже умудрился нехило раскроить себе голову в пите, и врачам потребовалось четыре шва, чтобы скрепить её обратно. Вот такие незаурядные люди создают научно-популярные телесериалы. Не знаю, как вас, но меня примеры таких взаимосмешений неустанно радуют. Тем более, когда такие источники взаимного вдохновения (да, кстати, Тим писал, что смотрит и любит «Секретные Материалы» с самой первой серии) помогают людям создавать действительно классные вещи, будь то панк-рок или sci-fi телесериал. Да и, к тому же, мне это немного рвёт шаблоны – серьёзные дядьки из серьёзного, исторического телепроекта, оказывается, тоже могут любить панк-рок, отрываться в самой гуще концертного угара, и вообще – быть эдакими формальными неформалами. Круто же.

Тим Амстронг

А я…Я вообще люблю панков. Панки клевые! Они, в большинстве своём, добрые, весёлые и очень открытые. Им чужда коммерческая составляющая наших убогих жизней, но сама жизнь для них значит больше, чем для любого преуспевающего бизнесмена. К тому же, панки не смотрят на то, что написано у тебя на часах, вместо этого они вглядываются в то, что написано у тебя в глазах. Им плевать, кто ты, если ты нормальный чувак и с тобой есть о чём поржать или поболтать. Независимо от того, «адики» у тебя на ногах или дизайнерские итальянские туфли. Жаль только, что большинство (как минимум наших) панков – безнадёжная пропитая алкота. Если бы не эта черта, я бы уже давно нашёл себе пристанище в панк-тусовке. Но они очень любят бухать, а мне порой слишком трудно общаться с бухими. Вот такая вот разносторонняя проза жизни. Впрочем, я всё равно обожаю панков. Несмотря ни на что. Тупо за открытость взглядов и отсутствие коммерции в общении. Как по мне – это дорогого стоит. Учитесь, друзья.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Автор, фотограф, дизайнер, блоггер, основатель проекта Рок-Объект.