Концерт Mama’s Bad Boys в Москве: следите за послевкусием

20 мая на мансарде Клуба Алексея Козлова грозные парни из Mama’s Bad Boys отыграли второй из московских концертов тура, организованного музыкальным агентством Виктора Радзиевского, за что ему отдельное большое спасибо. Между тем, уважаемые Мэны не выступали в Москве пять лет, а потому кто-то мог подумать, что всё, годы берут своё, сдулись перчики, а кто-то и вовсе может не знать об их существовании.

Концерт Mama’s Bad Boys (Клуб Алексея Козлова 20-05-2018): репортаж, фото Андрей Ордальонов

Так, что же такое Mama’s Bad Boys? Сегодня и всегда «маменькины гадёныши» – это чернокожие певец и гитарист Ламар Чейз (Lamar ‘King Bee’ Chase) и певец и басист Рахим Хорнсби (Otis Rahim Hornesby), а также барабанщик Толик Смирнофф (Tolik ‘Atomic’ Smirnoff), которые стали музыкальной семьёй в далёких 1980-х. Видно, мало показалось бесноватым диким американцам былой славы, захотелось русского огня, и они его получили не где-нибудь, а в Амстердаме, именно там сойдясь с жёстким и ярким драммером. Что стало основополагающим звеном, скрепившим музыкальную ячейку, – общность музыкальных интересов или загадочные ароматы голландских кофешопов – простым слушателям неизвестно, но скрепы оказались вполне надёжными, поскольку уже три десятилетия троица мерзавцев бороздит мировые музыкальные просторы и останавливаться пока что не планирует.

Mama’s Bad Boys – мастера устрашающих лиц и угрожающих хуков. Ими можно пугать детей и загонять в угол взрослых. Как говорил в одном из фильмов герой Анатолия Папанова: «Буду бить сильно, но аккуратно». Толик Смирнофф следует его совету. Прячась за спиной Рахима Хорнсби, он выбивает из бездушных ударных душу так, что хочется подскочить на месте и начать молиться. Встретить Ламара Чейза в переулке – это почти отдать Богу душу. Если со спины подойдёт Рахим и закашляет своим хриплым голосом, душа автоматически уйдёт в пятки, а кошелёк добровольно перекочует в поясную сумку басиста.

Не нужно играть мягко. Надо играть так, чтобы пробирало до печёнки и мозга костей вместе взятых и на всякий случай хотелось прижаться к кому-то большому и тёплому. Меньше нот, больше эмоций! Стоп-брейк – наше всё, а неожиданный уход в пике́ кульминации – залог успеха. Основа игры – непредсказуемость блюза, густо замешанного на фанке и роке, ну, и конечно, эпатажное поведение. После вкрадчивого начала и практически вялого речитатива может последовать выкрик с характерно сочным афроамериканским произношением, а может просто прозвучать утробный звук, параллельно с глотком-другим из початой бутылки «Джека Дэниэлза».

За годы гастрольных скитаний Mama’s Bad Boys выработали, если не собственный стиль, то, по крайней мере, узнаваемый почерк, самоидентифицируемый музыкантами, как «funky rockin’ blues». Впрочем, исходя из вышесказанного, так и хочется переименовать его в куда более подходящее «fu*ky rockin’ blues».

Как сказала одна из слушательниц: «Да, это же самые настоящие пираты!». Но нет же, на деле они воспитаны и вполне политкорректны. Страшный облик – лишь сценический образ. Как говорится, «на лицо ужасные, добрые внутри».

В тоже самое время, вспоминаешь выступления Mama’s Bad Boys пятилетней давности, и понимаешь, что они замариновались, остановившись в развитии своего сценического образа и построения шоу. Тот же белый длинный платок на голове и ковбойские сапоги на ногах Ламара, та же широкополая шляпа и нелепая разгрузка на Рахиме, фрак без рукавов на Толике – всё это уже было и есть. Да и музыкальная программа, если и развивается, то не слишком стремительно. Наверное, каждый день слушать гадёнышей было бы утомительно, но периодическое посещение их шоу щекочет нервы, радует глаза, ублажает уши и гарантированно оставляет пикантное послевкусие. Как и несколько лет назад, они играют как свои произведения, так и классиков, причём в большинстве своём в виде комиксов. Всем известную I Got My Mоjo Workin’ так, пожалуй, не играл еще никто. Mama’s Bad Boys с озорными искорками в глазах ломают каноны и радуются произведённому эффекту. Хрипловатый бас Ламара сменяет тишина и уже фальцетом: «Thank You Very Much!». Публика от неожиданности замирает и тут же хохочет, осознав, что и это тоже произнес Ламар.

Специальный гость концерта клавишник Алексей Самарин вносит в упрямые жернова звучания Mama’s Bad Boys свежую струю. Участник целого ряда известных коллективов, среди которых «Ночные снайперы», Гарик Сукачёв, Мара, «Новый Арсенал» Алексея Козлова, Самарин специализируется на джаз-роке. Его фирменным стилем является качественный микс инструментального джаза, этники и фанка. То, как уверенно встраивается Самарин в сплочённые ряды гадёнышей, заставляет уважительно расступиться даже этих прожженных парней.

И вот уже Ламар жестикулирует Самарину, приглашая его к инструментальной дуэли, в которой благополучно терпит фиаско. Порванная синкопа и смена ритма – выход из ситуации. Совсем уж по рок-н-рольному брутальный пират идет в зал, плотоядно трёт грифом гитары о бюст миловидной белокурой фанатки и даже позволяет себе смачно чмокнуть её в щёчку. Рахим пытается двинуться следом, но, как известно, шнур короток, да и вообще басисты традиционно слишком далеки от народа. Всё возвращается на круги своя.

Выступающий в роли конферансье Толик пытается закруглить концерт, но не тут-то было, публика требует продолжения банкета. Так уж и быть, исполняется одна вещь на бис, за которой всё-таки следует неминуемый финал. А как иначе, если время неумолимо приближается к полуночи, а «Джек Дэниэлз» давно иссяк.

Концерт на мансарде Клуба Алексея Козлова закончен, но в череде музыкальных путешествий для Mama’s Bad Boys – это явно не последняя остановка. Впереди тур по целому ряду российских городов, который 30 мая завершится ударным выступлением в московском клубе «Союз композиторов». Так что, следите за афишей и ходите на концерты ведь, как известно, послевкусие – вещь не только приходящая, но и уходящая.

Концерт Mama’s Bad Boys в фото:

Flickr Album Gallery Pro Powered By: Weblizar
Фотографии автора

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.