Камерный оркестр KREMLIN известен экстравагантным выбором мест для выступлений. В разные годы оркестру доводилось играть в самых неожиданных местах: со сцены кинотеатра и в подземном бункере – бывшем засекреченном военном объекте, в джазовом клубе и на хлебозаводе, на станции метро и на рынке. Художественный руководитель коллектива Миша Рахлевский не боится искать не только новое звучание и новые формы подачи материала, но и новую аудиторию.

Концерт камерного оркестра KREMLIN (корабль Ривьера, 29/07/2018): репортаж, фото Елена Белкина

С некоторых пор одним из излюбленных мест выступления для KREMLINa стала палуба прогулочного теплохода «Ривьера», который превращается в самый настоящий концертный зал на воде. Если вы думаете, что теплоход стоит у причала, наподобие дебаркадера, а оркестр, тем временем, уныло скрипит своими скрипками, то вы глубоко ошибаетесь. Поклонников KREMLINа ожидает полноценный круиз по Москве-реке.

Верхняя палуба превращается в импровизированный зрительный зал, корма предоставляет возможность отдыха на пленэре, а салон на первом этаже теплохода становится фуршетной зоной. Музыка внутри и замечательные виды летней Москвы снаружи – возможность других посмотреть и себя показать. Так сказать, путешествие со смыслом, или 33 удовольствия одновременно. На самом деле, конечно, не 33, а всего лишь два, но зато какие!

Всё дело в форме

29 июля состоялся очередной «речной» концерт камерного оркестра KREMLIN летнего сезона-2018. С одной стороны – кирпичные кубики жилой, еще советской застройки, с другой – металл и стекло офисных небоскребов, позади – пешеходный «Багратион», впереди – мост Третьего транспортного кольца. Теплоход отшвартовывается от причала напротив Сити.

Концерт камерного оркестра KREMLIN (корабль Ривьера, 29/07/2018): репортаж, фото Елена Белкина

Какофония настройки почти не слышна за шумом работающего двигателя, что непривычно, но процесс, тем временем, уже идёт. Зрители заняли свои места, музыканты на сцене, Миша с дирижерской палочкой раздаёт последние наставления, форма одежды – свободная. Нет ни смокингов, ни бабочек, ни платьев в пол, ни глубоких декольте. Вместо всего этого хозяйства – джинсы, лёгкие пёстрые блузки и босоножки, концерт без фраков и париков, но со смычками и даже с одной дирижерской палочкой!

Но, как ни крути, KREMLIN – оркестр, исполняющий классическую музыку, а значит, публике предстоит работа по впитыванию, поглощению и перевариванию вполне себе классического репертуара. Тем более, что теплоход – это как подводная лодка, с которой никуда не скрыться и не деться от звонка до звонка. Иначе говоря, формы как бы нету, но она как бы и есть.

Наконец, аппаратура готова, и в микрофон привычно звучит шутливый голос Рахлевского: «Здрасьте всем! Вас ожидает концерт в трёх отделениях».

Моцартиана «по-кремлиновски»

Первое отделение условно может быть названо «Вокруг Моцарта». Собственно, так или иначе, всё будет крутиться вокруг творчества Вольфганга Амадеевича. «Сейчас прозвучит известная песня в четырех частях, которую все хорошо знают», – продолжает Рахлевский. Первые звуки – вроде «Маленькая ночная серенада», но тут же уже совсем и не она. Нет, пожалуй, снова она. По крайней мере, очень похоже. Но что это – фальстарт! А после него свисток и вовсе фрагмент из «Марсельезы», затем из Первого концерта для фортепиано с оркестром Чайковского и даже ария из оперы Верди «Риголетто». Если бы не весь этот каламбур, вполне можно было бы поверить в версию случайно найденной неизвестной авторской транскрипции великого австрийца.

Концерт камерного оркестра KREMLIN (корабль Ривьера, 29/07/2018): репортаж, фото Елена Белкина

Но карточный домик рассыпался, а карета превратилась в тыкву. «Мы сейчас себя реабилитируем и сыграем по нотам, по правильным нотам», – смеется дирижёр. Что такое «по правильным нотам»? По нотам имени KREMLINа? Но нет, на этот раз процесс пошёл, и «Маленькая ночная серенада» удалась.

А следом звучат один за другим два контрданса двух «хороших друзей» – Моцарта и Сальери. Были ли у Сальери мотивы, чтобы отравить Моцарта? Кто же теперь разберет?! Легенда есть, а доказательств то нет. Тем не менее, их произведения звучат в одном концерте бок о бок: развернутый и непривычно эпичный Моцарт и весьма компактный Сальери.

В конце XIX века император Иосиф II решил устроить музыкальное соревнование между своими любимцами и заказал самым модным композиторам того времени Моцарту и Сальери две оперы о закулисной жизни оперного театра. Было бы странно, если бы соперники не справились с заданием с присущим им блеском. Премьеры состоялись 7 февраля 1786 года. Прозвучала искрометная моцартовская опера «Директор театра» и более тяжеловесная «Сначала музыка, а потом слова» авторства Сальери. Тогда победа была присуждена опере Сальери. KREMLIN решил повторить соревнование, исполнив увертюры к операм прямо на борту «Ривьеры». Судя по аплодисментам, победил Моцарт. Хотя, может, мне только показалось, и просто на левом борту, где довелось сидеть мне, собралось больше фанатов Моцарта, вот они и создалось впечатление, что Моцарту хлопали громче?

«Турецкий марш» стал вишенкой на салате. Почему на салате? – спросите вы? Так это ж конец только первого отделения, а значит – конец закускам!

По следам богини Скади

Попробуйте исполнять бодро северную музыку. Именно это предстояло совершить музыкантам оркестра после перерыва. «Второе отделение у нас будет северное, скандинавское», – объявляет Рахлевский.

Концерт камерного оркестра KREMLIN (корабль Ривьера, 29/07/2018): репортаж, фото Елена Белкина

Некоторые исследователи полагают, что у названия «скандинавия» германские корни и переводят его как «остров (богини) Скади». Так это или не так, оставим на откуп специалистам. Но что же эдакого приготовил публике Рахлевский? Чьи же произведения KREMLIN исполнит? Ведь сходу на ум приходит в голову разве что норвежец Григ. Отчасти предположение оказалось верным. Сюита из пяти частей Эдварда Грига прозвучала в качестве «якорного арендатора», а дополнили её Andante и Allegro великого, но малоизвестного у нас шведского композитора по имени Нильс Вильгельм Гаде и популярная миниатюра Яна Сибелиуса под названием «Грустный вальс».

Вы можете справедливо заметить, что Финляндия – не такая уж и скандинавская страна. Пожалуй, да, но расширительная географическая трактовка уже давно позволяет отнести многие государства северной Европы к скандинавским. При этом мне отчего-то кажется, что богиня Скади вряд ли бы осталась недовольной музыкой Сибелиуса. Во всяком случае, публике «Грустный вальс» весьма и весьма понравился. Попутно Миша KREMLIN неожиданно перелопатил моё детское восприятие Сибелиуса, которое по непонятной причине ограничивалось стоящей перед глазами картинкой фойе Большого зала Московской консерватории и угрюмого белого бюста с тяжелым подбородком и без волос. Почему именно сейчас? Почему именно на «Ривьере»? А кто ж его знает. Но факт остается фактом!

Виртуозность должна быть виртуозной

Речная прогулка неумолимо идёт к завершению, а чтобы оно не оказалось таким уж печальным, в «третьей половине концерта» Миша Рахлевский обещает играть исключительно «виртуозную музыку», где много нот, а фиоритура ярких пассажей не пугает, а напротив раззадоривает. «Наварра» Пабло де Сарасате – лучшее начало заключительного отделения.

И вот публика наконец-то забыла об архитектурных красотах вокруг, а глаза прикованы исключительно к оркестрантам. А впереди ещё «Скерцо» Петра Ильича Чайковского, которой, оказывается, «тоже любил быстрые темпы», «Каприс ля минор» Генриха Венявского, часть из фа-мажорного квартета Дворжака и шутливая пьеска Лероя Андерсона с непереводимым названием «Фиддл-Фаддл». Вот, казалось бы, и всё.

«Мы еще не приплыли, но музыкальная программа уже закончилась», – объявляет Рахлевский. Однако, публика не отпускает оркестр, требуя продолжения банкета. Дирижёр меняется в лице, в его глазах забегали недобрые бесенята: «Ну, что же, вы сами этого хотели. На бис мы исполним симфонию Брукнера»… Но вместо монументально-сложной музыки звучит искромётный «Полёт шмеля» Николая Римского-Корсакова.

Больше трёх часов замечательной музыки позади, концерт-прогулка с камерным оркестром KREMLIN подходит к концу. Так и хочется написать, что над теплоходом «повисла звенящая тишина». Но, конечно же, нет. Жизнь продолжается: гудит мотор, мимо проплывают другие кораблики, на которых совсем другая музыка и совсем другая «свадьба». Ещё чуть-чуть и за излучиной Москвы-реки показался знакомый причал напротив Сити. Отсюда «Ривьера» отчалила несколько часов назад, именно сюда она и вернулась.

У трапа толпятся все вперемешку: зрители, музыканты, маэстро Рахлевский тоже здесь. Усталый, но такой довольный и счастливый, он ступает на берег и незаметно смешивается с толпой. Теперь он всего лишь один из граждан большого города. Но все мы знаем, что пройдёт совсем немного времени, и он вновь выйдет на сцену и, постукивая по руке неизменной дирижерской палочкой, шутливо поздоровается: «Здрасьте всем!». С этого самого момента на земле или под землёй, на палубе корабля или на сцене концертного зала вновь начнётся волшебство под названием камерный оркестр KREMLIN.

«Речной» концерт камерного оркестра KREMLIN в фото:

Flickr Album Gallery Pro Powered By: Weblizar

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.