Группа «Машина времени» презентовали книгу-биографию «Полвека в движении»

27 июня в ТАСС прошла пресс-конференция, посвященная выходу книги «Машина времени». Полвека в движении». В беседе учавствовали: Андрей Макаревич – фронтмен, Александр Кутиков – гитарист, Валерий Евремов – барабанщик, Михаил Марголис – автор, Рамиль Фасхутдинов – издатель.

Читайте вопросы и ответы, которые были затронуты на пресс-конференции, а также смотрите большой фотоотчет в конце статьи. Приятного аппетита! 

Мы знаем, что это уже не первая биография Машины Времени. Скажите, чем эта новая книга отличается от предыдущих?

Михаил Марголис: Во-первых, в принципе её можно воспринимать как некую дилогию, которая сложилась из той, первой книги, которая была написана еще 11 лет назад, выпускалась к году, когда Машина времени отмечала своё сорокалетие. Соответственно, совершенно очевидно, что, по меньше мере, эта книга продолжает ту в том плане, что прошло еще 10 лет, и эти 10 лет были, на мой взгляд, очень показательными, как вся её история. То есть буквально как Машина времени за 50 лет (есть такая синусоида биографическая), так и за 10 лет эта синусоида повторилась в миниатюре, где было всё: и условная «опала», и, наоборот, какие-то взлеты. В общем, главное — что Машина времени — это постоянное отражение российского социума во все те десятилетия, в какие она существует, и такая, постоянная, если хотите, даже с ним диалог или полемика. Вот это я пытался тоже каким-то образом в книге отразить. Плюс к этому, конечно, к сожалению, за годы, прошедшие после первой книги ряд людей, которые тоже много значили в истории Машины времени, которых я тоже хорошо знал, ушли из жизни, и, безусловно, я беру какие-то куски наших разговоров с ними из еще подготовки первой книги, потому что их уже давно нет, а то, что они говорят, это достаточно интересно, и ёмко, и значимо. Поэтому в этом смысле книга составляет двойной альбом, если мы переходим на музыкальный язык. Где первый альбом, вышедший давно, что называется, очень-очень капитально переработан и по-другому структурирован, ну а второй альбом — это новая рок-песня

 

Скажите, все ли люди, которые причастны к творчеству группы, согласились оказывать помощь, содействие в подготовке книги?

Михаил Марголис: Да, в данном случае я уже обращался избирательно. Если в первом случае, при подготовке к первой книге при всех наших знакомствах единственный человек, который решил от этого уклониться, был Петр Подгородецкий, просто потому что тогда он говорит «Мишаня, с тобой — где угодно, но, сам понимаешь, про них я всё сказал». Понятное дело, что он сказал, он сказал об этом в своей книге. То в данном случае были некие разговоры даже с Петей, мне уже не требовалось каких-то длинных монологов или чего-то еще. Но, во всяком случае, мне важно было просто отразить его реакцию, я понял, как время несколько, что называется, притушивает какие-то моменты и делает их гораздо более мягче, спокойнее. Поэтому сейчас не было каких-то проблем, но основные диалоги строились всё равно с Андреем, с Александром, поэтому, в общем-то, хватало материала.

Как родилась идея сделать именно «автризованную» биографию?

Михаил Марголис: Это любая биография, которая пишется каким-то конкретным автором, но при участии его героев. Я всегда говорил (у меня написано порядка 10 книг о наших значимых людях в музыке, и прежде всего в рок-музыке), для меня принципиально, чтобы, когда ко мне поступает какое-то предложение, что всё-таки, по возможности, писать о тех людях, которых а) я ценю, люблю и давно знаю, б) с которыми могу находиться в достаточно тесном контакте. Я уже ни раз приводил эти примеры. Понятно, что бывают такие моменты, когда обращаются с просьбой «Ты можешь написать биографию группы Metallica?» Я говорю: «Теоретически я могу написать о Metallica. Но это будет ни что иное, как лично моё восприятие, плюс компиляция тех материалов, с которыми я поработаю в Интернете, в библиотеке, где угодно. Но я, что называется, на брудершафт с Ульрихом не пил». Поэтому всё равно нет настоящего живого языка. Поэтому либо об ушедших, которых знал, либо о тех, кто, слава Богу, жив, и о ком это интересно делать. Поэтому она авторизованная тем, что это делается при непосредственном контакте с участниками, героями книги.

 

Спасибо. Андрей Владимирович, хочу передать слово вам. Скажите, вам уже удалось познакомиться с книгой и как вы оцениваете её?

Андрей Макаревич: Ну от начала до конца как готовый продукт я её не листал. Хотя читал всё это с копии. Вообще я продолжаю считать, что нормальный человек, который присутствует на выходе книги про его жизнь, вообще должен чувствовать себя странно. Мы вообще-то еще живы, и послезавтра собираемся это доказать делом, несмотря на погоду. А тут, значит, что-то такое мемориальное. Во всяком случае могу с удовлетворением сказать, что в отличие от некоторых книг про нас написанных эта книга, пожалуй, наиболее объективна, наиболее точная по фактам, по датам, и мне очень нравится, что Михаил старается просто фиксировать события, старается не давать им свою оценку, старается излагать максимально близко о том, как это происходило. Мне кажется, что так в этой книге и должно быть. Ну а дальше уже судить тем, кому её читать.

Андрей Владимирович, думали ли вы, что ваша группа, Машина времени, сумеет достичь полувекового юбилея, и в чем секрет такого долголетия? Почему вам удалось пройти такой путь, а многим группам нет?

Андрей Макаревич: Наверное, они об этом думали, а мы нет.

 

Кстати, кому удалось пролистать книгу, сделали отметки о том, что в книге много рассказывается о молодости российской рок-музыки, с фирмой «Мелодия», студенческими дискотеками, с музыкальными фестивалями. Ощущали ли вы ностальгию, когда делали интервью для книги?

Андрей Макаревич: Я совершенно не страдаю ностальгией по той причине, что мне некогда её испытывать. Мне кажется, что это занятие для бездельников. У меня слишком много дел на каждый день грядущий, и… Не страдаю я.

Скажите, грядущий юбилей стал ли поводом наметить новые цели, к которым вы стремитесь? Может, поделитесь планами?

Андрей Макаревич: Ну на самом деле это постоянно происходит. Но это дурной тон — рассказывать о том, что задумал, но к этому сам еще не приступил. Вот когда доделал, тогда надо изо всех сил рассказывать, особенно, если считаешь, что у тебя это хорошо получилось. Но сегодня бывает довольно сложно даже просто донести до сознания людей пробив информационное поле, что всё что ты что-то сделал, что у тебя что-то вышло. Ну вот книжка выходит. Сейчас две выставки сразу готовлю. Обе в Израиле правда. Но в Москве была не так давно. Ну хватает работы.

 

Спасибо. Далее хотел бы предоставить слово директору издательства «Бомбора», выпустившего книгу. Скажите, Рамиль, когда издательство работает с биографиями, всплывает очень много личных историй. Скажите, издательство брало на себя функцию отсортировать что-то, согласовать какие-то истории?

Рамиль Фасхутдинов: Когда мы издаем биографию, тем более авторизованную, основная цель — это максимально подробно и правдиво донести историю самой группы, историю героев этой книги. Если бы мы что-то вырезали, убирали или, не дай Бог, цензурировали, я думаю, что книга бы не обладала полнотой информации, а нас хотелось бы её донести. Поэтому наше издательство фактически не прикладывало руку к книге в плане изменений в чем-то. Мы придумали красивый макет. Я считаю, что он действительно достойный. Разместили около 100 фотографий, часть из личного архива Андрея, часть официального фотографа Маргариты Шол. Мы попытались сделать книгу, которая максимально передает дух группы и её историю.

Михаил Марголис: Я хотел добавить, что действительно это так, иначе вряд ли бы у нас сложились бы отношения с Андреем в том числе. Могу отметить и Эксмо в целом, и «Бомбора» в частности, за те книги, которые мы выпускаем. Они, слава Богу, той самой цензуре, о которой вы говорите в вопросе, не подвергались.

 

Скажите, какие планы издательства в продвижении книги?

Рамиль Фасхутдинов: Книга буквально три дня назад поступила в продажу, сейчас она появляется во всех книжных магазинах Москвы, и доступна в Интернете. По всей России в ближайшие две недели она поступит. Страна всё-таки большая, и, к сожалению, быстро, оперативно развести по всей стране невозможно. С точки зрения продвижения сегодня будет презентация в МДК дополнительно, и в Интернете дополнительная реклама по книге. Тираж составляет 4000.

Насколько, вы считаете, сейчас востребованы такие книги, биографии музыкантов на российском рынке?

Рамиль Фасхутдинов: Вообще стоит сказать, что в России сейчас бум музыкальной литературы. Похожий бум был 10-15 лет назад, с тех пор чуть подостыли, и сейчас видно, что заново востребованы музыкальные биографии. Мы выпускаем очень много их, выпускают наши конкуренты. Только за прошлый год мы выпустили биографию Гарика Сукачева, Северного флота, стихи группы Аффинаж, Ильи Черта, Александра Васильева, много зарубежных групп, и Metallica, и AC/DC, Nirvana, Оззи автобиография, то есть очень много книг. И сейчас в России это очень горячий сегмент.

 

Александр Викторович, хочу предоставить слово вам. Скажите, удалось ли вам познакомиться с книгой? Какие первые впечатления?

Александр Кутиков: Я также как и Андрей целиком еще не читал эту книгу. Но в процессе работы я ознакомился с частью материалов, и материал мне понравился. Самое главное — мне понравился его журналистский взгляд на нашу историю, он очень корректный и талантливый. В авторизованной биографии это очень важно, потому что если бы просто перечислялись какие-то факты из нашей жизни, то это было бы не так интересно, как, скажем, та подача, которую организовал Миша. И, в общем, мне очень понравилось то, что я прочитал. Я надеюсь, понравится всем. Хотя, конечно же, история у каждого своя. У Андрея своя история Машины времени, у меня немножко своя история Машины времени — у любого члена группы Машины времени будет немножечко своя история.

Тем более будет интересно узнать также у вас, как вы считаете, в чем секрет группы? Как группа дожила до такой круглой даты 50 лет?

Александр Кутиков: Андрей абсолютно правильно ответил на этот вопрос. Мы вообще никогда не думали о том, что у нас случится такой долгоиграющий проект. Я не знаю, мы просто дружили и дружим. Мы получали удовольствие от того, что тратили наше жизненное время друг на друга, делились им друг с другом. Я имею в виду не только себя и его, но и других членов группы. И получались, и получаются очень неплохие, на мой взгляд, песни. И я просто надеюсь на то, что мы еще что-то напишем. И это для меня самое главное, честно говоря. Думать о том, сколько ты должен прожить лет искусства — на мой взгляд, это не совсем умно.

 

Всё равно 50 лет — это большой творческий путь. Хочется узнать, какой период в жизни группы вам особенно вспоминается, чем запомнился, какие яркие моменты?

Александр Кутиков: Надо сказать, что, как мне кажется, каждое из этих пяти десятилетий были по-своему яркими. Не было тусклых десятилетий и нерезультативных. Это самое главное, что есть в нашей жизни. В какие-то периоды мы были моложе, в какие-то периоды мы были чуть повзрослевшими. Потом мы стали больше понимать жизнь в деталях. И, слава Богу, сейчас мы еще трезво- и светломыслящие. Нам так кажется во всяком случае. Мы надеемся на это.

Я передаю слово Валерию Валентиновичу. Валерий Валентинович, первые впечатления о книге какие у вас, нам также интересно узнать. Какие планы, как собираетесь отмечать юбилей 50 лет?

Валерий Евремов: Начну со второго. Отмечать будет послезавтра видимо. Начнем до концерта, закончим после концерта. А книжку я пока еще не прочитал, но исходя из того, что спрашивал у меня Михаил, и исходя из того, что я посмотрел материал, который он сделал, я думаю, что вполне соответствует тому, что есть на самом деле.

Валерий Валентинович, у меня к вам творческий вопрос. Как вы вообще сейчас оцениваете вклад Машины времени в российскую рок-сцену? И следите ли за рок-сценой, за новыми именами, группами?

Валерий Евремов: Я довольно отдаленное отношение имею к музыкальной критике. Поэтому «оценивать», «вклад» — это слова достаточно громкие. Поэтому я считаю, что не я должен оценивать, а те люди, которые нас слушают. Мне кажется, полный зал журналистов — это довольно хорошая оценка.

 

Вопросы из зала:

Есть у книги эпизоды с Припятью, чернобыль, 1986 год? И к Андрею вопрос. Вы там были, вы там выступали, если помните, какие у вас впечатления?

Михаил Марголис: конкретного эпизода нет в книге. Есть ряд других эпизодов, тоже связанных с историей нашей страны. А этого конкретно нет.

Андрей Макаревич: Я там был спустя три месяца после аварии, меня позвали просто ребята, которые там работали. Я с гитарой приехал в тридцатикилометровую зону, на Припять, сыграл концерты. Потом мы с комендантом города очень хорошо выпили, я вернулся, как елка, увешанный счетчиками оттуда, с трудом стоя на ногах. У меня от людей, которые занимались ликвидацией, осталось очень хорошее ощущение. Они были со всей страны, тогда еще многонациональной. Они были молодые, они были веселые, никакого трагизма в их поведении не наблюдалось. Не знаю, я это хорошо помню.

Александр Кутиков: Я добавлю. Спустя месяц после аварии Машина времени приехала на гастроли в Киев. И неделю мы выступали в Киеве. Практически пустом. То есть на улице народа не было, но тем не менее на наших концертах были аншлаги. Мы играли неделю. У нас тоже были накопители, их каждому выдали. Но мы на них не обращали внимания постольку поскольку в первый же день перед первым концертом мы пошли на Крещатик, купили два ящика каберне. Ну и дальше мы продолжали в том же магазине покупать в течение всех этих семи дней. И в общем-то про радиацию забыли.

 

Вопрос у меня, связанный с фотоархивом. Расскажите поподробнее, как велась именно эта работа? Откуда фотографии? Из личного архива, либо эти фотографии непосредственно ваши? И если можно, расскажите, та автобиография, что была выпущена 10 лет назад, она же отличается по фотосодержанию от этой биографии?

Михаил Марголис: И в том и в другом случае я очень признателен Андрею, потому что он очень хорошо откликался на эту просьбу. Здесь как раз обратная история бывает. Я написал не одну книгу о наших музыкантах, многие из них такие же мои старые добрые знакомые и приятели, но когда как раз доходит до иллюстративного ряда, то абсолютно без задней мысли люди говорят: «Слушай, я даже не знаю, где что лежит, я переезжал, есть один выход и всё». У Андрея в этом смысле всё более-менее структурировано. (АМ: это случайно произошло, далеко не всё сохранилось.) Не всё, но архив достаточно большой. В первом случае, 11 лет назад, мы просто встретились в кафе, и Андрей просто привез свои папки, подборки того, что можно было бы использовать для иллюстраций. Сейчас человечество сделало скачок вперед в плане Интернета, оцифровки и прочее. Антон Чернин, пресс-секретарь группы, он помогал как раз в этом плане.

Андрей Макаревич: Андрей Владимирович дал здоровенный кожаный чемодан, который еле вылез из одного багажника в другой. Из багажника АВ в багажник Сереги Старцева — директора группы. Серега этот чемодан сканировал месяц. И выкладывал в архивную папку с узким кругом доступа. Из этой папки взяты фотографии и для нынешней книги, и фотографии для фотоальбома, который выйдет чуть позже.

Михаил Марголис: Да, это тот архив, который дала и Рита Шол, которая присутствует в зале. Там и её фотографии, поэтому отдельная благодарность ей. И плюс к этому действительно, как это ни странно, в этот раз чтобы еще более оживить видеоряд совсем уж частными фото, там есть фотографии из моего архива, с Андреем, с Александром, в совсем частной домашней обстановке. С Женей Маргулисом.

 

У вас есть любимый момент книги, который вы могли бы выделить, какая-то глава, либо абзац, что-то такое личное, что вы могли бы назвать самым любимым моментом в этой авторизованной биографии?

Михаил Марголис: Конечно, мне сложно говорить, когда такие две масштабные работы, я имею в виду дилогию, которую, как вы понимаете, второй во втором десятилетии пишешь о группе, с которой прожил всё, что прожил, то есть я фактически ровесник Машины времени, поэтому сколько она существует в моей жизни, столько и сама группа есть. Поэтому какого-то момента конкретного нет. Естественно, если бы я всё-таки ориентировался не на самый широкий круг читателей, а на какие-то более сегментированные варианты, наверное я больше посветил бы времени разговору, допустим, о том же альбоме «Великие мосты», который тот же Андрей за время нашей с ним уже многолетней беседы несколько решил по-разному оценивать. Но во всяком случае я отразил это в книге. Мне очень интересно, что на одну и ту же работу, которую я, возможно, даже считаю самой интересной в дискографии группы, люди смотрят по-разному в разное время, объясняя, почему. То есть ищут аспекты, которые… Вот знаете, у меня был очень интересный момент. Для какого-то издания я тоже давал очередное интервью, и в качестве ответа на вопрос, одного из ответов, меня просили назвать любимые песни Машины времени. (Журналист, смеясь: называйте). Просто есть вещи, которые явно не на слуху у широкой публики. Вот в весомой части программы, которая будет послезавтра на концерте Машины времени, наверняка эти вещи не прозвучат. Они для меня являются важными, значимыми. Допустим, песня «Опустошение», и так далее, ну еще там ряд вещей, которые я не называю. Ну «Черно-белый цвет» понятно. Или, допустим, «Караван», который исполняет Саша Кутиков. Вот мои любимые вещи, вот и в данном ответе я о них упоминал. Если бы писалась книга для более частной, более сегментированной аудитории, наверное, я бы поговорил об истории, может «Каравана» или «Опустошения» побольше.

Последний вопрос. Есть ли планы через 10 лет выпустить третью часть?

Михаил Марголис: Какая неожиданность (смеется). Безусловно, если все мы еще будем в наличии, и еще сможем узнавать друг друга, соответственно, я буду помнить о группе, а группа будет помнить её название, то мы можем продолжить.

 

Смотрите большой фотоотчет с пресс-конференции Машины Времени в ТАСС:

Flickr Album Gallery Pro Powered By: Weblizar

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.