Интервью с Fireal: «Мы вернулись за всеми нашими верными сторонниками»

После семи лет молчания финские рокеры Fireal наконец вернулись и представили свой новый сингл The Smoke. Участники группы были так любезны уделить нам время и ответить на несколько вопросов о прошедших годах, новой музыке и текущих планах. Читайте интервью с Fireal ниже.

Интервью Fireal

ЕМ: Прежде всего, я хочу поздравить вас с возвращением. Мы так долго этого ждали. Новый сингл The Smoke — очень хорошая работа. Но, как нам известно, это не совсем новинка. Песня очень старая, почему вы решили перезаписать и наконец, опубликовать её? 

Спасибо, приятно выпускать музыку для разнообразия. Песня The Smoke — одна из наших самых первых песен, написанная ещё в детстве, в 1993 году. Первое демо группы было записано только 10 лет спустя и содержало другое вступление и аккордовую последовательность. Это была наша первая песня, которая демонстрировала наш лёгкий стиль. Но, тем не менее, она была ещё не закончена. Мы всегда чувствовали, что новая версия похожа на оригинал и должна быть записана, поэтому мы сохранили песню. Однако трек не был включён в дебютный альбом, вероятно, из-за отличающихся аранжировок. То же самое произошло и в 2011 году со вторым альбомом The Dark Side — настроение песни было не подходящим для этого альбома.

Наконец, в 2012 году у нас случился небольшой перерыв, и за это время была записана новая версия The Smoke, похожая на финальную, которую мы выпустили сейчас. Мы вошли в студию, чтобы записать две песни, и The Smoke была одной из них. Таким образом, если бы все шло по плану, то в 2013 году вышел бы альбом с этой версией The Smoke. Однако жизнь так сложилась, что из-за некоторых факторов в нашей группе наступил период долгого молчания, прежде чем мы смогли что-либо выпустить. Семь лет спустя затишье завершилось достойно и с той же песни.

По иронии судьбы, The Smoke не был задуман как наш первый релиз, эта версия песни была создана совсем недавно. Тем не менее, когда дело было сделано, мы поняли, что получилось то, что нужно. История сама по себе заслуживала этого, но песня также красиво представила наш культовый стиль: теперь в Fireal появились элементы синти-попа 1980-х, а биты более ощутимы и немного напоминают эру 1990-х. Время сотворило чудеса с песней, и кажется, что она путешествовала всё это время, а теперь, наконец, нашла свой дом и стала полноценной. Это также означает окончание старых глав, открытие новых и движение вперёд по жизни. 

ЕМ: Не могли бы вы рассказать подробнее об этой песне? О чём она? И есть ли какая-то история за лирикой этой песни? Я пыталась углубиться в текст, и мне кажется, что в нём есть какой-то смысл.

Особенность магии песни — метафорическая лирика, которая никогда не была действительно объяснима. Оригинальная лирика была совершенно другой, а эта финальная лирика преобразована по сравнению с ранее выпущенным демо группы, но написана уже в 1996 году. Мы не хотим рушить магию, по крайней мере, пока, поэтому давайте просто скажем: как только вы найдете «ключ», вы сможете понять слова лучше. Это не просто случайные предложения, составленные вместе, это сообщение. Ранее вы могли понимать её как песню о путешествиях во времени, имея информацию об этом далеком будущем.

ЕМ: The Smoke звучит как типичная песня Fireal. Я имею в виду, что легко узнать ваш стиль. Когда-то вы называли эту смесь стилей «имперской». Что вы подразумеваете под этим словом? Похоже, вы и ваша музыка будете доминировать в мире.

Мы не пытались сильно измениться, потому что были довольны нашим звучанием. В 2012 году звучание всего альбома шло в сторону более попсового. Мы экспериментировали, пытаясь создать что-то более светлое, в отличие от мрачного звука, который у нас был ранее. Мы экспериментировали со звуком, в котором не было естественных барабанов или баса. Но чем чаще мы экспериментировали, тем больше времени прошло и тем увереннее мы возвращались к более тёмному звуку. В этом не было ничего плохого, нам просто нужно было его развивать, и часть этого стала переходом на «светлую сторону». Конечно, это время не было потрачено впустую. Тогда мы не могли знать того, о чём знаем сейчас, и в результате всего этого времени и экспериментов в нашей музыке появились некоторые новые нюансы, сохранившие при этом тот же общий звук.

Что касается слова «имперский», оно было с нами с самого начала. Влияние Империи Звёздных Войн — очень хорошо описывает наше звучание. 

Доминируя над миром, ха! Серьёзно, музыкальный бизнес выходит за рамки музыки: деньги, внешность и контакты являются ключевыми факторами в этой отрасли, и нет смысла думать, что «мы будем великими», если у вас нет реального доступа ко всему из этого. Независимо от того, сколько вы работали, это может никогда не произойти, даже в масштабах Финляндии. Поэтому лучше всего сосредоточиться на музыке, искусстве и прислушиваться к своим внутренним ощущениям, чтобы посмотреть, куда это вас приведёт.

Глядя на знаменитостей, которые «доминировали над миром», понимаешь, что есть огромное количество дурных моментов, и порой кажется, что быть менее известной группой во многих отношениях лучше. Популярные и успешные музыканты, ведущие здоровый образ жизни и имеющие семьи, по-прежнему совершают самоубийства и по какой-то причине всё ещё несчастные в душе.

В любом случае, мы мало что можем сделать, чтобы повлиять на результат развития индустрии или всего мира. Нам лучше делать то, что мы уже умеем, сосредоточиться на том, что мы любим, и делать всё возможное для этого. Если это что-то большее и лучшее, это здорово. Если нет, то, по крайней мере, мы не тратили время на то, чего действительно не хотели делать, или совершали безнравственные или влияющие на жизнь негативные поступки. По крайней мере, мы оставили след в жизнях других людей и в нашей жизни. Это не жизнь впустую.

ЕМ: За эти семь лет мир изменился. На сцене новые тенденции и новые артисты. Это влияет на вашу музыку? 

Это влияет на нашу группу так же, как и на любую другую рок-группу, но не на нашу музыку. Мы прошли довольно долгий путь, чтобы добиться этого и сейчас многое изменилось: у нас, например, нет влиятельной звукозаписывающей компании, которая выпускает и продвигает нашу музыку. В этом есть как хорошие, так и плохие аспекты. С другой стороны, мы воссоединились с оригинальным составом, и, в некотором смысле, кажется, что время не уходило. 

Десять лет назад ситуация в Финляндии была иной. Рок-музыка больше не получает такой же поддержки от крупных звукозаписывающих компаний, как раньше. Основное внимание, вероятно, уделяется электронной музыке, а к тому же желательно петь на финском языке. Внешность и социальные связи людей становятся решающими. Некоторые молодые люди с небольшим опытом в музыке или вообще без него получают контракты на запись, потому что у них подходящий внешний вид и популярность в социальных сетях. Очевидно, что это не подходящая среда для нас, но это происходит повсеместно, и мы не можем бороться со всем миром. Итак, мы просто принимаем это и движемся вперед, делая всё возможное в том, что мы хотим сделать. Участие в этом явлении никогда не входило в наши планы, и мы движемся в совершенно противоположном направлении, оставаясь анонимными. Но все явления цикличны, поэтому кто знает, что произойдёт через 10-20 лет. Может быть, мир полностью изменится или, возможно, он будет развиваться в этом же направлении. Время покажет.

Такая вещь, как дабстеп, случившийся со Skrillex, была для нас чем-то интересным, нам просто никогда не удавалось экспериментировать с этим звуком. Это не повлияло на нашу музыку, но расширило наш кругозор, и мы стали более открытыми для электронной музыки.

ЕМ: Вернувшись к демоверсиям, вы рассматривали вероятность выпуска более старых треков?

Мы выпустим материал, запланированный для этого альбома. Песни явно сильно отличаются от старых демо, как уже продемонстрировал The Smoke. Тем не менее, это, возможно, было разовой историей: в настоящее время у нас нет планов возвращаться и переиздавать некоторые действительно старые треки. Какие-то песни из далёкого прошлого перекочевали в совершенно другие группы и могут быть переизданы ими, а это не совсем для нас, так сказать. Однако мы могли бы переиздать несколько песен с дебютного альбома. Посмотрим, что принесёт будущее, это не является приоритетным в данный момент.

ЕМ: Вы когда-нибудь думали о том, чтобы бросить музыку и больше к ней не возвращаться? И как вы пришли к тому, что, наконец, настало время прекратить молчание?

Конечно, были времена, когда музыкальная индустрия и реакции людей на некоторых артистов были похожи на то, с чем мы не хотели бы иметь ничего общего. Но жизнь в целом была намного здоровее и спокойнее за все годы молчания без такого внимания, которое было раньше. Но, в конце концов, мы решили, что лучше вернуться, потому что эти песни и наша группа заслуживают большего, чем просто умереть в тишине. 

В нашем далёком прошлом некоторые из участников группы вели рок-н-ролльный образ жизни с чрезмерным употреблением алкоголя, что создавало проблемы для группы и в конечном итоге приводило к конфликтам и изменениям в составе. Но эти проблемы были решены много лет назад, и, в целом, мы все живем гораздо спокойнее. Сейчас ситуация сильно отличается от того, что было десять лет назад. Всё к лучшему: в группе мир, которого раньше не было. Чтобы достичь этого мира, нам нужно было изменить наш состав. И хотя ядро ​​осталось прежним, люди, с которыми мы сейчас работаем, не приносят в группу разрушение. Теперь мы сосредотачиваемся на том, что важно: музыке, искусстве, лирике — и игнорируем второстепенные, неважные вещи, которые возникают в группе с целью какого-то воздействия

ЕМ: Следующий сингл выйдет в следующем году, верно? Можешь рассказать об этом? 

Это планируется, да, и в настоящее время нет ничего, что могло бы изменить наши планы. Но мы должны быть осторожны при объявлении любых релизов. Например, выпуск The Smoke был запланирован на Хэллоуин и объявлен уже в сентябре, и казалось, что у нас было достаточно времени. Но мы столкнулись с непредвиденными проблемами и потеряли много времени. В конце мы действительно старались поторопиться, чтобы закончить работу к выходным дням Хэллоуина. К счастью, мы успели, но это был утомительный опыт. Итак, со следующей песней мы собираемся не торопиться и удостовериться, что всё сделано на 100%, прежде чем объявить что-либо.

ЕМ: Собираетесь ли вы, наконец, выпустить альбом или ещё слишком рано говорить об этом?

В настоящее время мы финансируем всё это сами, и поскольку создание альбома будет стоить больших денег, мы не будем вкладывать собственные накопления. Но мы могли бы записать один, если получим другие варианты финансирования — например, контракт на запись. Но до того, как это произойдёт, альбом — это не то, к чему мы стремимся. Как и в нашем новом составе, приоритет состоит в том, чтобы заставить нужных людей работать с нами и только потом двигаться вперёд.

ЕМ: Такое ощущение, что вы пытаетесь создать уникальную музыку. Это не то, что мы обычно слышим от радиостанций, сейчас это не популярно, но очень трогательно. Когда вы слышите эти песни, вы всегда узнаёте исполнителя. Вы просто чувствуете все эти песни, и они проникают прямо в вашу душу. Что помогает вам найти правильное направление? Кто тебя вдохновляет?

Приятно слышать, спасибо. Это музыка, которую мы хотим исполнять просто так. У нас уже был подобный опыт в 1999 году, и эта идея превратилась в нечто большее в 2005 году. Остальное уже история. Мы никогда не интересовались тем, что люди слушают или что играет по радио, просто следуем собственному видению и делаем всё, что в наших силах. Создание композиций из собственных подлинных идей и воплощение их в жизнь — это чистое творчество — вместо того, чтобы красть или «одалживать» чужие творения, чтобы продвигать свою карьеру. Мы всегда можем гордиться тем, что мы создали, и называть это своим, открыто признавая то, что повлияло на нас. Всё, чего мы достигли — это музыка, которую мы делаем, и то, как мы её делаем. Никогда не было никаких ярлыков, мы не получали никакого особого отношения или шансов, мы не знали «правильных людей», не имели денег или чего-то подобного. Так что, если люди рассматривают нашу музыку как нечто уникальное, возможно, это связано с тем, что все талантливые люди, с которыми мы благословлены работать, вкладывают в неё всё своё время и энергию.

Наш визуальный стиль — включая нашу чёрно-красную цветовую тему — был подвержен влиянию Ситхов и Империи “Звездных войн”, другими факторами влияния являются “Матрица”, Warhammer 40k, и серия игр Thief. Нас вдохновили несколько альтернативных рок- и метал-групп, таких как: Alice In Chains, Pearl Jam, Stone Temple Pilots, Soundgarden, Helmet, Tool, Linkin Park, Deftones, Muse, Radiohead, Slipknot и других. Электронные мелодии таких групп, как The Prodigy, повлияли на наше творчество в первую очередь наряду с другими техно- и рейв-артистами 1980–1990-х годов, такими как KLF и Westbam; бесчисленными игровыми саундтреками из Amiga 500 игр, такие как Speed Ball, Chaos Engine и Turrican; представители синти-попа из 1980-х годов, такие как Jan Hammer и Jean-Michel Jarre. Список очень длинный, но элементы всего вышеупомянутого сочетаются в нашей музыке. Наш стиль, главным образом, о принятии того, что внутри нас, вместо того, чтобы думать, как эти элементы могут быть использованы для создания коммерческого успеха. Вот что делает его подлинным. 

Опять же, послушайте, как Крис Корнелл отвечает на тот же самый вопрос: «Это просто. Я считаю это самым скучным вопросом. Если вы не можете услышать этого в самой музыке, то это бессмысленная трата времени». 

ЕМ: Я думаю, было нелегко сказать людям, что вы возвращаетесь спустя семь лет тишины. Семь лет вы всегда слышали один и тот же вопрос снова и снова. Семь лет люди спрашивали вас, когда будет выпущена новая музыка. Но ничего не происходило. Некоторые люди до сих пор не верят, что вы действительно возвращаетесь, и что молчание окончено. Что случилось, что заставило вас исчезнуть на все эти годы? Как прошли эти годы?

Даже при том, что мы ничего не выпускали, мы никогда не прекращали работать или становились полностью неактивными. Причина, по которой мы решили отдохнуть от релизов и гастролей, заключалась в том, что мы хотели сделать шаг назад и посмотреть на то, как мы работаем, и поэкспериментировать с различными способами усовершенствовать это. Годы до и после нашего образования в 2009 году были чрезвычайно напряжёнными для некоторых из нас. Одной из причин, чтобы сделать передышку и работать медленнее, стало изучение других профессий. Конечно, после того, как мы замолчали на несколько лет, вдруг появились некоторые финские группы, которые, как ни странно, имели стиль, почти идентичный нашему. Люди, вероятно, думали, что никто никогда не услышит о нас снова, и что мы не вернёмся. Очевидно, они были неправы в своих выводах.

Но сначала давайте определимся, что означает «возвращение»? Если люди ожидают, что мы начнем выступать и выпускать материал с той же скоростью и интенсивностью, что и в 2010-2011 годах, то этого может не произойти. По крайней мере, не сразу. Потребуется контракт со студией и/или дополнительные финансовые и маркетинговые вложения, если мы захотим поддерживать то же качество. Это не то, что мы можем контролировать напрямую, но мы можем достичь этого, находя правильных партнёров. В идеальной ситуации это произойдет в ближайшее время, но невозможно точно сказать, когда именно. Давайте также помнить, что с группой всё изменилось: у нас уже пять лет анонимный стиль и маски, и мы уже говорили в блогах, что не знаем, хотим ли мы вообще гастролировать. Мы можем выпускать только одну песню каждые шесть месяцев. Это зависит от многих факторов. Но это всё же лучше, чем полная тишина.

Во-вторых, давайте подумаем о том, кто эти люди, которые сомневаются в нас. Если вы читаете комментарии некоторых «фанатов» на форумах, оскорбляющих группы за то, что они не выпускают новые треки, вы бы посчитали их фанатами? Мы бы нет. Кажется, что эти люди видят артистов как музыкальные сервисы, которые должны доставлять им удовольствие, давать им ту музыку, которую они хотят и когда они этого хотят. И когда этого не происходит, они чувствуют, что имеют право оскорблять художников. Конечно, на форумах полно людей, анонимно «избивающих» художников, пытающихся компенсировать свои комплексы неполноценности или просто распространяющих ненависть по любой причине. К сожалению, есть много людей, которые стремятся мгновенно поверить, без каких-либо реальных доказательств, во всё негативное отношение к знаменитостям или другим людям, находящимся в центре внимания. Они не рассматривают знаменитостей как людей, к которым нужно относиться с уважением, а как демонизированных монстров и цели для выражения своих негативных чувств. Часто игнорируют или скептически относятся к позитиву, поскольку это не вызывает отклика. Вокруг циркулирует безумное количество ложных слухов как о знаменитостях, так и об обычных людях через киберзапугивание. Всё, что нужно — это кучка хулиганов с повесткой дня и такими же друзьями или ведомыми, чтобы распространять свою ложь. Это не займет много времени, прежде чем оно станет «темой», по крайней мере, для них и других, подобных им. Это как издевательство на школьным дворе. Вот почему ложь распространяется быстрее, чем правда: люди больше склонны поверить и реагировать на негатив, получая гораздо больше внимания, представляя что-то шокирующее и негативное, чем что-то позитивное и нормальное. Это действительно тревожит. Таким образом, в конечном итоге лучший способ справиться с этой ситуацией — лишить их «власти», игнорируя их. В нашем случае это действительно пустая трата энергии, так как ничего не изменится: мы не остановимся и не переключимся на болтунов. Волки не теряют сна из-за мнений овец.

Честно говоря, начиная с нашего первого сингла в 2005 году так же, как и другие финские артисты — с подводкой для глаз и схожим коммерческим успехом — мы получили волну ненависти в Финляндии. Некоторые, вероятно, ненавидели нас за то, что «они внезапно появились из ниоткуда, быстро заключили крупные контракты на запись, попали в топ-10 хит-парадов, разогрели HIM» и т. д. Были опубликованы негативные статьи, написанные действующими и бывшими музыкантами — явный признак горячей зависти. Некоторые даже подозревали, что мы являемся творением звукозаписывающей компании, а не настоящей группой. Мы пошутили по этому поводу: конечно, люди из звукозаписывающей компании выбрали бы более симпатичных мальчиков, чем мы. Люди не знали, что мы работали с конца 1990-х годов. Страшно, насколько точна эта цитата: «Ложь путешествует по всему миру, пока истина надевает свою обувь». К счастью для нас, мы получили много положительных отзывов, которые свергли весь негатив, а отзывы и приём за пределами Финляндии также были позитивными.

В то время, как наша целевая аудитория находится где-то за пределами Финляндии, мы вернулись за всеми нашими верными сторонниками, которые доверяли нам всегда, когда мы чувствовали, что пришло время: люди в наших уличных командах и поклонники, которые активно поддерживали группу, даже в период затишья. И, судя по отзывам, они были очень довольны новым релизом. Это группа людей, чьё мнение важно для нас, хотя мы в первую очередь творим так, как нам нравится. К счастью, это не было проблемой для наших преданных сторонников.

ЕМ: Жизнь музыканта полна взлетов и падений. Когда вы молчите так долго, и ничего нового нет, это выглядит как удручающий момент. Но вы когда-нибудь чувствовали, что вы находитесь на дне? Что помогает вам оставаться позитивным, когда всё идет не так?

Были моменты, когда мы собирались выпустить новый материал, обсуждая сделку в ходе работы, и нам действительно казалось, что должно получиться. А потом, когда этого не произошло, и позже, другие происшествия помешали этому, мы были разочарованы этим удручающим фактом. Но мы никогда не теряли веру в то, что мы делали. Музыкальная индустрия непростая, и для успеха нужно многое, особенно если вы не активно продвигаете продукт, не гастролируете или не существуете в кругах важных людей. Итак, мы знали, с чем столкнулись. Это было неутешительно, но и многому нас научило. Ничто не сравнится с опытом, и у нас его было предостаточно. 

Зная, как изменились вкусы в музыке и насколько трудно продвигать в настоящее время рок-музыку, особенно без гастролей, мы сейчас сосредоточены только на том, чтобы делать это в темпе, который лучше всего соответствует нашей жизни и продолжать писать нашу музыку. Я хочу зарабатывать и надеюсь найти подходящих партнеров, чтобы делать это, не принося такие же жертвы, какие мы приносим сейчас. Хотелось бы не сглазить, но что произойдёт, то произойдёт, и мы, безусловно, сделаем все возможное. Время покажет.

Положительные отзывы, конечно, приятно слышать, они поддерживают нас позитивно. Не было отчаяния, когда всё шло не так. Наша жизнь с её взлетами и падениями наполнена вещами и людьми, которые поддерживают нас в положительном настроении. Одним из важнейших событий для некоторых членов нашей группы было избавление от алкогольной зависимости, чтобы полностью раскрыть свой потенциал и вести здоровый образ жизни.

ЕМ: Теперь Fireal — это не просто группа участников, а целая сущность. Вы не хотите акцентировать внимание на составе или музыкантах. Обычно отдельные музыканты, которые играют в разных проектах, помогают всем своим группам получить общую фан-базу. Например: «О, я знаю этого парня, и мне нужно проверить его другую группу». Не боитесь ли вы, что будет сложнее продвигать эту новую концепцию? У вас есть специальный план? 

Некоторые из участников группы Fireal никоим образом не активны в социальных сетях или как люди в общественных местах. Таким образом, это стало особенностью конфиденциальности. Если вы постоянно рекламируете что-то, показывая лицо, потом становится невозможно по-настоящему уединиться, люди узнают вас. Сейчас нас мало кто узнаёт, мы можем жить спокойной нормальной жизнью. Нет смысла привлекать публику к вашей личной жизни, если вы спокойный тип, который любит побыть в одиночестве и не пользуется вниманием людей, которых он не приглашал в свою жизнь. И, учитывая, что всё это не имеет ничего общего с музыкой, которую мы создаем, — причина, по которой люди знают о нас в первую очередь — тогда это не должно иметь значения. Фокус должен быть на главном: музыка.

Это работает и в обратном направлении: если кто-то уже известен как общественный деятель, это даёт ему свободу работать с нами, безусловно, но его участие становится публичным благодаря собственной славе. 

Мы верим, что это позволит объединиться с нужными людьми из-за музыки и искусства, которые мы создаём, а не путём чрезмерного продвижения. Мы не хотим насильно кормить себя массами людей. Если кто-то вдруг обнаружит нас и полюбит нас — прекрасно. Если они игнорируют нас, такова жизнь. Это не изменит то, что мы делаем, и мы продолжим работать в том же направлении. 

Ну, специальный план — это секретный план, и он перестанет быть секретом, если мы расскажем о нём.

ЕМ: Расскажите нам о The Cibrius. Как у вас возникла идея скрывать лица музыкантов под масками? Вы сказали, что с Лорди есть что-то общее, верно? Но эти монстры заработали свою популярность, делая незабываемые шоу. Насколько мы знаем, вы не собираетесь гастролировать в ближайшее время. Итак, как вы собираетесь привлечь внимание фанатов?

У нас есть три разных состава в The Cibrius: наш основной состав из трёх, где мы создаём и записываем музыку, принимаем серьёзные решения и т. д. — это триада The Cibrius. Полный состав из шести человек (как мы будем гастролировать) — это коллектив The Cibrius, а экспериментальный состав из девяти — это Cibrius United, где мы, ну, экспериментируем. Все это играет важную роль в том, что мы делаем.

С другой стороны, мы живем в очень неглубокую эпоху узколобых стандартов красоты: массы, похоже, предпочитают эту «красоту-клон»: люди, которые выглядят очень похожими, их черты лица, макияж, тело, одежда — всё. Люди оцениваются, принимаются и отбрасываются очень поверхностным образом, и это неправильно. Это всегда существовало, но, похоже, ухудшилось с ростом социальных медиа, где люди рекламируют свои тела, как сексуальный товар для лайков, комментариев и репостов. Ваше тело должно быть частным VIP-клубом, а не местной уборной. Поэтому, поскольку они выбрали именно это направление, мы с радостью надеваем маски, становимся уединёнными и идём в совершенно противоположном направлении. Там, где они могут смотреть реалити-шоу, мы предпочитаем смотреть «Звездные войны»; там, где они могут видеть ботаников, гиков и уродов, мы можем видеть друзей и единомышленников; там, где они могут искать «идеальный канал» с провокационными фотографиями, мы ищем идеальные звуки, плагины, кисти, вдохновение — всё, чтобы создавать музыку и искусство с целью и смыслом. У нас нет необходимости пропагандировать аморальные ценности. Начиная с наших самых первых песен, мы критиковали и выступали против такого рода поверхностности, и это всегда было важной частью нашей лирики. Таким образом, в некотором смысле, просто надев маски и став анонимными, мы фактически делаем заявление, чтобы противостоять этому: ваше лицо, раса, возраст и тело не должны быть важны. Единственное, что имеет значение, — это то, насколько вы хороши в том, что вы делаете, и как вы вносите свой вклад в целое. И это является частью возвращения фокуса к тому, что важно.

Лорди — один из людей в музыкальной индустрии, с которым мы познакомились. То, как они живут своей обычной жизнью и жизнью в масках, действительно привлекло нас. Что-то, о чём мы думали, мы должны были понять много лет назад. Это вдохновило нас на создание ранней версии The Cibrius в 2012 году под названием IFF (Imperial Forces of Fire), которая была в основном тем, чем является Cibrius: замаскированная, анонимная версия линейки Fireal. Тогда мы чувствовали, что ещё слишком рано для этого, поэтому мы сохранили его только как концепцию, почти как побочный проект. Позже стало ещё более очевидно, что маски были правильным способом продолжить эту группу.

Тем не менее, важно отметить, что многое из впечатлившего нас — например, ситхов, клонов и мандалорцев из «Звездных войн», Keeper из Thief — имели персонажей в масках или шлемах, скрывающих их лицо. Это на нас визуально повлияло. Но дружба с Лорди показала нам жизнь, в которой они живут, и то, как всё делается на практике. Это помогло принять решение выбрать путь с масками. И мы не пожалели об этом решении. Что касается туров, то мы не сказали однозначного «нет». Это просто то, что нам нужно выяснить после того, как у нас появятся все нужные люди рядом. Мы подумали о том, чтобы сыграть большие шоу в хороших местах, и если это станет возможным, то, конечно, мы это сделаем. Но опять же, мы не пытаемся активно привлечь чьё-либо внимание, эти вещи будут двигаться вперед в своем собственном темпе. При этом некоторые из нас действительно хотят вернуться на сцену, и мы готовы к этому.

Но ничего хорошего никогда не давалось легко, и мы все должны иметь терпение. Мы надеемся, что услышав The Smoke по прошествии лет, люди поймут, что мы можем вознаграждать их за терпение.

Interview Fireal

ЕМ: Говоря о новом стиле и масках, я должна признать, что это выглядит немного страшно. В этом есть что-то мрачное. Есть ощущение, что твоя музыка светлее, чем твой новый образ. Можете ли вы рассказать нам об этой идее?

Ну, наш последний альбом назывался The Dark Side, и мы всегда использовали этот тёмный стиль с капюшоном, так что, по сути, в этом нет ничего нового. Маски — это всего лишь один шаг вперёд в том же направлении, и их функция заключается в том, чтобы предоставлять анонимность, а не ассоциировать нашу музыку с металлом: мы никогда не были металлом, и более тёмный стиль никогда не имел ничего общего с нашей музыкой. Конечно, в нашей музыке есть грубые и тяжёлые элементы, но нет никаких причин, по которым вы не могли бы носить тёмные маски, одеваться в чёрное и всё равно создавать музыку, которая не является металлом. Мы не пытаемся подражать Slipknot или Ghost, а следуем нашему собственному видению. Как уже говорилось ранее, наш визуальный стиль формировался под влиянием Ситхов и Империи из ЗВ, “Матрицы”, серии игр Thief и других научно-фантастических/фэнтезийных вещей. Наши музыкальные и визуальные впечатления происходят из двух совершенно разных форм, но они всегда жили вместе в гармонии. Возможно, это является частью той уникальности, о которой вы упоминали ранее, возможно, людям нужно вводить новые ассоциации с этими понятиями. Тем не менее, мы так развиваемся.

ЕМ: Как проходил процесс записи нового материала? Вы скрываете лица участников, но есть ли химия между музыкантами? Чувствуете ли вы себя комфортно с этим составом или это просто шанс не показать каких-либо будущих изменений в составе?

В группе и в этом конкретном составе определенно есть отличная химия и синергия. Мы производим нашу музыку в одиночку и по-прежнему используем тот же треугольник: вокал/гитара/клавишные, бас и ударные, что и основной состав. Это работает очень хорошо, как всегда. У нас нет участников-любителей, которые никогда не играли для наших альбомов, но мы будем сотрудничать с некоторыми бывшими участниками, профессиональными музыкантами в некоторых случаях в будущем. Тем не менее, современный состав «The Smoke» не включает в себя бывших участников, а все остальные за пределами основного состава являются новыми.

Но жизнь и ситуация меняются, и иногда невозможно быть постоянно вовлечённым, или что-то ещё возникает. Стиль в масках препятствует тому, чтобы группа была отправной точкой для продвижения вперёд, если такая ситуация возникает. Иногда кто-то может заменить кого-то, у некоторых участников могут возникнуть личные проблемы и они покинут группу, в других случаях бывшие участники могут вернуться. Всё это теперь возможно без необходимости отдельно объявлять об этих изменениях. Всё это отвлекает внимание от того, что важно: музыки. Хотя состав группы может измениться в какой-то момент, маски останутся: они представляют не людей, а роли в группе.

ЕМ: Современный музыкальный бизнес жесток. Очень сложно найти новых слушателей и привлечь внимание. Это может быть всё о деньгах. В то же время у нас есть Интернет как бесплатный источник обмена чем угодно. Что вы думаете об этом?

Это одна из грустных историй о текущем состоянии мира. Но каждый художник должен спросить себя: зачем ты это делаешь? Это деньги и успех, и всё ли рушится, если этого не случилось с вашей группой?

Хотя для нас это определённо не хобби, а пожизненный проект. Наша жизнь не зависит от того, станет ли он хитом. Если вы ставите всё на группу, становясь хитом в индустрии, где тенденции постоянно меняются, а фэндом действительно меняется с развитием интернета и социальных сетей, вам, по сути, придётся положить всю свою жизнь на алтарь своей группы. В жизни есть гораздо больше, чем в музыкальной индустрии, и вы бы очень многое упустили, если бы прожили свою жизнь таким образом.

Наличие свободы наслаждаться другими аспектами жизни и другими видами деятельности — это действительно благословение, которое мы могли бы пожелать каждому музыканту. Мало того, что вы счастливее и свободнее в своей личной жизни, вы не чувствуете разочарования, когда музыка не становится хитом, или огромная ответственность создания такой музыки, как если бы вы поставили на неё всю свою жизнь. Как художнику, это даёт вам больше свободы, чтобы создать тот вид искусства и музыки, который вы хотите, не будучи под давлением чего-то, чтобы создать то, что вы действительно не хотите. Это позволяет вам оставаться более лояльными к вашим видениям и тому, что вы хотели создать в первую очередь. Что бы ни случилось, вы можете смотреть на это и гордиться им и самим собой.

У свободы слова в Интернете есть несколько уродливых сторон, которые допускают киберзапугивание и другие аморальные вещи, надеюсь, что они будут решены, и законодательство будет достаточно изменено, чтобы иметь контроль над этим. Ничто не может длиться вечно, в какой-то момент изменения должны наступить.

ЕМ: А кем ты восхищаешься? На кого ты хочешь быть похожим? 

Вообще, мы восхищаемся людьми искренними, целеустремлёнными и талантливыми. Мы стремимся быть лучшими версиями самих себя, чтобы вырасти из наших ошибок и внести что-то хорошее для нас, для наших близких и для этого мира. Как музыканты, мы все хотим развивать свои навыки, бросить вызов самим себе и найти новые способы совершенствоваться

ЕМ: Как я знаю, многие заведения в Хельсинки закрываются. Как Virgin Oil, The Circus, Nosturi. Tavastia будет самым большим клубом. Похоже, финны уже не так заинтересованы в посещении концертов. На ваш взгляд, почему всё это происходит? Какое будущее мы должны ожидать?

Понятия не имею, почему это происходит. Это чистая спекуляция, но, возможно, альтернативные и рок-площадки больше не привлекают людей так, как раньше, в то время как DJ-, поп- и хип-хоп-площадки стали более популярными. Возможно, что альтернативная или концертная сцена умирает медленной смертью; популярные поп-звезды могут легко заполнить стадионы, и есть несколько небольших площадок, оставшихся для небольших групп. Может быть, там будет что-то ещё, или там просто нет интереса. Трудно сказать.

ЕМ: И какое будущее мы должны ожидать от Fireal? Какова ваша глобальная цель? Чего бы вы хотели достичь?

В 2009 мы отвечали на этот вопрос часто, и как оказалось, всё произошло совершенно по-другому. Так что, возможно, лучше не вдаваться в детали и просто сказать: мы надеемся, что всё пойдет хорошо с будущими релизами, и что мы сможем создавать и выпускать новую музыку без компромиссов, которые негативно повлияли бы на нашу жизнь. Мы надеемся достичь большой аудитории, которая лояльна и поддержит нас в лёгкие времена, а также доверит нам делать правильные вещи. У нас уже есть поклонники, но иметь больше поклонников было бы идеально. 

В нём меньше о количестве и больше о качестве людей, поддерживающих нас, что более значительно. То же самое относится и к друзьям, и к отношениям: имея несколько «ОК» друзей и отношений против нескольких хороших, истинных друзей и отношений, которые делают жизнь лучше. 

ЕМ: Вы хотите добавить что-то еще для наших читателей?

Имперские приветствия, собратья по жизни. Надеюсь, вам понравится новая песня. Теперь The Smoke доступен во всех музыкальных службах, иди и проверь это. Если вам понравится то, что вы услышите, не стесняйтесь поддерживать группу, покупая некоторый мерч. А тем, кто поддерживал нас всё это время: спасибо, мы чувствуем себя прекрасно и готовы вернуться. Мы скоро вознаградим вас большим количеством музыки. И спасибо Eatmusic за интервью, это было приятно. Давайте повторим это снова когда-нибудь.

— Мы Остаемся Неосвещенными, Кибриус Поднимается. —

Перевод Натальи Балашовой

Читайте английскую версию

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.