Группа «Живица» известна сочетанием традиционных мотивов русской песни и музыки разных стилей в своём творчестве. Молодой коллектив недавно выпустил первый альбом, а ещё представил зрителю новую солистку – Алёну Анисимову. Нам удалось побывать на репетиции фолк-группы. В интервью Eatmusic ребята рассказали о причинах изменений в составе, о своих музыкальных чудесах, о главной традиции и о том, кого бы хотели увидеть среди зрителей. А Алёна призналась: эти мужчины – нечто.

Группа «Живица»: Алёна Анисимова (вокал); Александр Древель (гитара, написание музыки, аранжировка); Ярослав Шевченко (ударные); Николай Воронков (бас-гитара), Александр Ануфриев (духовые, не был на интервью).

 

Группа «Живица» в интервью: фотограф Анастасия Маркелова
Слева направо: Ярослав, Алена, Николай и Александр

 

EM: Привет, ребята! Спасибо, что согласились на интервью. Расскажите, пожалуйста, о самом начале вашего творчества. Почему вы решили заниматься именно смешиванием народной музыки с музыкой разных стилей?

Ярослав: Привет, Eatmusic! История была такая… (смотрит на остальных). Идея пришла сколько лет назад примерно?

Александр: Уже года три точно, три с половиной.

Ярослав: Да. В общем, идея на самом деле пришла мне в голову и ещё одному моему товарищу. У меня мать тоже вокалистка, она занимается фолк-музыкой, и мне всегда было интересно эту историю развивать – поскольку это наши корни, наши традиции, – и как-то это всё приводить в состояние более, скажет так, современное. В современное прочтение. Я учился тогда в институте Ипполитова-Иванова, и у нас собрался небольшой коллектив, был ещё мальчик-перкуссионист. И мы начали что-то делать. Началось всё с того, что нас позвали играть – нужны были музыканты для фолк-фестиваля. И мы думали – вот, сейчас быстро всё сделаем в джазовом варианте. Начали мы это делать. И мы поняли, что у нас не получается так, как нам хотелось. Во-первых, музыканты были, скажем так, не очень сильные. И самое главное – нужно было, чтобы кто-то занимался аранжировкой. А я барабанщик, и аранжировками я, в общем-то, не занимаюсь. У меня был мой товарищ детства из Иркутска – Саша, он тогда перебрался в Москву. Позвали его и стали с ним сотрудничать в этом отношении.

Александр: Ну, не то чтобы я с самого начала пришёл как аранжировщик – я пришёл всё-таки как гитарист. Потом, поняв, что надо брать в свои руки это дело, занялся музыкальным контентом. И в итоге я занимаюсь и аранжировками, и продакшном проекта полностью. Берём тексты какие-то, мотивы, изначально записанные, грубо говоря, на диктофон. Какие-то такие вот… где бабушки сидят. И вот эти вещи мы, зачастую даже не меняя тональностей исходных, стилизуем, приводим в такой вид, какой можно слышать на записи.

 

EM: А какой свой музыкальный эксперимент вы считается самым смелым на данный момент?

Александр: Мне лично изначально, когда я пришёл в коллектив, было интересно попробовать то, как эта музыка, эти мотивы, эти тексты будут ложиться на совершенно разные музыкальные стили. И хэви-метал может быть, и более пространственная, более эмбиентная музыка, и даже дэнс. Можно сказать, что все композиции являются экспериментальными. В будущем мы будем работать, наверное, в каком-то определённом направлении, выберем всё-таки что-то одно. Но вот наш первый диск характерен тем, что там много стилей, каждая песня имеет своё лицо, и это абсолютный эксперимент именно по внедрению этой музыки в современную. Вот так (улыбается).

 

 

 

EM: Поздравляем, кстати, с выходом вашего альбома «Миру мир». Любопытно было бы узнать, какие у вас ближайшие планы?

Александр: Конечно же, мы будем сейчас заниматься новыми песнями. Мы уже выбрали несколько в продакшн. Скорее всего, это будет стиль, в котором написаны «Кумушки-голубушки», «Русская песня». Вот этот вот эмбиентный арт-роковый стиль очень близок нам и как музыкантам, и вообще. Я не думаю, что мы будем дальше заниматься полноформатными альбомами по 60 минут звучания – скорее всего, будут EP по три-четыре песни. Ну и видео какие-то появятся концертные. Буквально недавно мне предложили интересный проект – сделать онлайн-трансляцию концерта. Не клубного, а в небольшой студии. Это будет фотостудия, куда мы позовём пятнадцать-двадцать человек зрителей. Это из ближайших планов.

 

EM: Не можем не спросить – у вас изменился состав, почему ушла предыдущая вокалистка Дарья Рубцова?

Александр: Дарья Рубцова ушла, потому что она не смогла совмещать коллектив «Живица» и свои другие проекты. Поэтому вот так. Не получилось.

 

 

EM: Хотелось бы побольше узнать о вашей новой очаровательной солистке – Алёне Анисимовой. Алёна, как вы нашли друг друга с ребятами, как вам в группе?

Алёна: На самом деле попала в группу случайно. Это было очень неожиданно. В один из дней сижу я, никого не трогаю, и тут приходит мне сообщение от какого-то молодого человека, которого я никогда не видела и не знала. Собственно, это был Александр. Саша мне написал: «Здравствуйте, мне вас порекомендовали как вокалиста, мы хотели бы попробовать совместное творчество». Я не знала об этой группе, честно говоря. Но после того, как я прослушала первый альбом, я сразу поняла, что это интересная музыка, это классное направление. Это что-то новое, чего я раньше не слушала. И я сразу немедля согласилась. На первой репетиции, когда я спросила у Саши: «Саш, а откуда ты обо мне-то узнал?», он мне не рассказал. Он мне до сих пор не рассказал, это наш маленький секрет.

Александр: Чуть попозже выяснится, надо подержать интригу.

Алёна: У нас интрига такая, да. На самом деле, наверное, это был один из самых замечательных дней в моей жизни, когда мне предложили этот проект. Потому что, во-первых, это направление действительно мне по душе. Каждая песня, каждая аранжировка. Саша такие чудеса творит с музыкой, что порой удивляешься – откуда в голове у человека столько идей, столько мыслей? И, во-вторых, это состав. Эти мужчины – просто нечто. Я поняла, что работать в мужском коллективе – это для меня. Здесь нет склок, здесь нет какой-то зависти, злости, как в песне поётся. И ещё такая важная вещь – если идёт критика, то критика конструктивная, действительно нужная. Саша, Ярик, Коля – они всегда говорят только по делу. Замечания – только по делу. И вот это, наверное, самый большой плюс этого коллектива. Ну, и ещё это развитие меня как вокалистки. Потому что сама я по образованию больше хоровик, а тут я солистка, я одна. И мне нужно держать марку, мне нужно быть на хорошем вокальном уровне. И я стремлюсь к этому, стараюсь. И сделаю всё для того, чтобы мои любимые мужчины (смотрит на участников группы и улыбается) мной гордились, чтобы я была достойным лицом коллектива.

 

Группа «Живица» в интервью: фотограф Анастасия Маркелова

 

EM: То есть, в группе отношения дружеские?

Алёна: Конечно. Посмотрите, какие они замечательные.

Александр: Я вообще считаю, что в творческом коллективе, который изначально не приносит большого дохода и сделан с целью, в первую очередь, делать новую музыку, дружеские и человеческие отношения являются первоосновой. Просто так пригласить музыкантов, которым это будет неинтересно, которые будут просто приходить, исполнять и уходить домой – это не про нас.

 

EM: Хочется немного узнать о вас самих, поэтому мы предлагаем такую игру – пусть каждый расскажет, что сидящий рядом с ним человек, по его мнению, приносит в группу – помимо творчества.

Ярослав (об Алёне): Алёна в наш коллектив привнесла новые, незабываемые эмоции. Она замечательная, у неё очень яркий характер. Она знает, чего хочет. Мне нравятся люди, которые знают, чего хотят.

Алёна (о Николае): Николай – это замечательный человек, басист. И самая главная его человеческая черта – он безумно добрый. Он никогда не скажет что-то плохое о человеке. Я таких людей люблю. И он всегда говорит то, что он думает. Вот это мне нравится в Николае (Николай смеётся и добавляет, что это не всем нравится).

Николай (об Александре): Дисциплину. Саша привносит дисциплину. Это очень важная работа в разных коллективах – и в оркестре, и в театре, когда я работал. Всегда должен быть человек, который направляет всех остальных, чтобы не было анархии. И Саша привносит дисциплину. А мы стараемся поддерживать.

Александр (о Ярославе): Понятное дело, что Ярослав – это отец коллектива, можно так сказать (все смеются). У нас был период, когда Ярослава не было в коллективе, и сейчас, когда он вернулся, у меня появилась очень надёжная опора – и в творчестве, и в каких-то организационных моментах Ярослав мне всегда помогает. И эмоционально тоже мне гораздо легче стало. Я думаю, следующая наша работа будет на более высоком уровне уже. Наши новые записи будут, благодаря каждому участнику, ещё более крутыми.

 

Группа «Живица» в интервью: фотограф Анастасия Маркелова

 

EM: А как выглядит, по-вашему, ваш типичный слушатель? У вас же уже есть своя аудитория.

Николай: А он что-то такой достаточно…

Александр: Достаточно разнообразный. Обычно в бизнес-проектах принято выбирать целевую аудиторию и на неё работать – мы не придерживались этого. Поэтому было интересно всё-таки, какие люди будут слушать это. И оказалось, что, наверное, это всё-таки не тинейджеры, а, в основном, люди от 20-ти и старше. Даже отец мой слушает, ему 67 лет.

Николай: Моей племяннице понравилось, ей 15.

Алёна: И мои друзья-музыканты оценили уровень.

 

Группа «Живица» в интервью: фотограф Анастасия МаркеловаEM: А какая-то обратная связь с поклонниками у вас есть? Может быть такое, что вы можете ответить, например, на сообщение в социальных сетях?

Александр: Легко. Вообще охотно каждый из участников отвечает.

Алёна: Нам это нравится! Нам нравится, что нам пишут, нас знают. Мы нравимся, правильно?

Александр: Да.

Алёна: И поэтому это неотъемлемая часть нашей деятельности.

 

EM: А какой из подарков от поклонников был самым необычным? Или поступок, может быть?

Александр: Мне кажется, каждый поклонник, каждый фанат по-своему индивидуален. И каждое новое сообщение в адрес группы расценивается как что-то уникальное. Поэтому мы ценим каждое обращение к нам, каждый подарок, каждый цветочек, который подарен нашей солистке. Есть очень преданные поклонники – они, в основном, не в Москве, в других регионах. Мы с ними постоянно в контакте, мы, если что, отправляем компакт-диски. Нас не затрудняет.

 

EM: У любого коллектива есть какие-то свои шуточки, традиции, может быть, какие-то суеверия. Вы можете рассказать о своих, если это не слишком личное?

Ярослав: Поскольку ещё достаточно молодой коллектив, у нас таких сложившихся традиций пока нет. Самая главная традиция пока что – это приходить вовремя на репетиции, приходить вовремя на саундчеки, иначе будешь… сгноблен (все смеются). Можете вырезать.

 

Группа «Живица» в интервью: фотограф Анастасия МаркеловаEM: У всех есть свои неудачи, трудности. Как вы справляетесь с этим?

Николаев: С шуткой, с улыбкой.

Александр: Тут мы, конечно, всегда друг с другом на связи. И всегда стараемся эмоционально поддержать, если что. Например, у меня бывали моменты, когда меня Ярик поддерживал очень сильно. А с Алёной просто стоит поговорить – и всё становится на свои места. Эмоционально это очень важно.

 

EM: А что, по-вашему, сейчас самое трудное в работе музыканта?

Александр: Именно в работе музыканта, в профессиональной деятельности самая большая проблема, я считаю – это то, что наша тусовка, наше сообщество очень разобщено. Каждый, грубо говоря, гребёт на себя и тянет одеяло на себя. Всегда. Во всём. Лишь бы толкнуть другого и, может даже, пройти по головам. Недавно читал письма Ван Гога – он писал своему брату о том, что художественная среда была разобщена тогда. Это было проблемой, видимо, всегда. Это очень мешает творчеству. Творчества практически нет из-за разобщения – в этом вся проблема. Чтобы людей собрать, получить от них новый интересный музыкальный продукт – это очень трудно именно из-за того, что они не мотивированы.

 

EM: В каких самых экстремальных ситуациях вам приходилось выступать? Может быть, не только в составе группы, а вообще?

Александр: Если говорить о группе, экстремальная ситуация – это уличные условия, на морозе. Такое бывало. Не на лютом, конечно. Но когда сцена большая, то зимой, несмотря на отопление, бывает очень зябко. Дело в том, что у нас музыка достаточно техничная, и даже чуть-чуть подмёрзшими пальцами уже сыграть проблематично. Это чисто бытовые условия, с ними сталкивается каждый артист на определённом этапе, это нормально. Так что холод, жара, плохой транспорт.

Ярослав: Игра с выключенным монитором.

Николай: Технические проблемы бывают.

Александр: Опыт у всех музыкантов достаточно большой, и игра «вглухую» с выключенным монитором – это, грубо говоря, никого из нас не удивляет. Мы можем отработать концерт, не слыша себя и чуть-чуть слыша других музыкантов.

 

EM: А вот если бы у вас была возможность собрать на своём концерте в зале совершенно любых людей – может быть, знаменитых, может, своих кумиров. Кто бы это был?

Ярослав: Я скажу, что у меня нет каких-то определённых кумиров, мне очень много разной музыки нравится. Я сейчас слушаю арт-рок, прогрессив-рок британские – это группа Porcupine Tree, Стивен Уилсон. На данный момент, наверное, было бы приятно, если бы нас каким-то образом послушал Стивен Уилсон. Хотя, на самом деле, очень много можно фамилий перечислять.

Алёна: Для меня самой главной мечтой остаётся, чтобы меня услышала моя семья. Они очень беспокоятся о моём будущем, они знают, что я в таком проекте пою, и им нравится эта музыка. Мне хотелось бы, чтобы мои родители присутствовали на этом концерте. Для меня больше ничего не надо. Это мой самый главный зритель.

Николай: Я даже не знаю. Хотелось бы, чтобы был аншлаг из добрых людей, из людей, которые любят русскую культуру. У меня много знакомых англичан, которые с удовольствием слушают эти песни. Всех друзей объединить было бы очень интересно, было бы приятно.

Александр: Хочется так – чтобы вышел на сцену, а там стадион, полный народу. Края нет, вообще не видно. И всё это – обычные люди, которые пришли на нас, целенаправленно. Я хочу, чтобы было так. Ну, а из известных людей – пусть это будут люди, далёкие от музыки. Дело в том, что перед музыкантами играть очень страшно. Я бы, наверное, не смог, если бы там был полный зал музыкантов известных (смеются). Я бы ни ноты не сыграл. А для людей, далёких от музыки, но имеющих какой-то вес – известных спортсменов, например, – для всех мастеров своего дела был бы рад поиграть. Которые бы это поняли, услышали, восприняли и, может быть, эту культуру передали бы другим.

 

Группа «Живица» в интервью: фотограф Анастасия Маркелова

 

EM: Напоследок традиционный вопрос – что для вас музыка? Попробуйте сказать в одном предложении. Или, может, даже одним словом.

Алёна: Музыка – это моя душа.

Александр: Дело в том, что я ещё не определился с тем, что из себя представляет искусство для меня лично – здесь есть составляющая как и интеллектуальная, так и эмоциональная. Когда я начал заниматься «Живицей», для меня это был, в основном, интеллектуальный вызов – получится или не получится соединить разные стили и это направление с современной музыкой. Но в определённый момент я себя поймал на том, что, играя на концерте, я получаю настоящий кайф, который не получал давно – именно потому что, эта музыка была тем, что мне близко. В работе музыканта, сами понимаете, часто приходится играть то, что тебе не нравится. А здесь я играл своё, я играл для людей, это была хорошая музыка, и я действительно кайфовал. Так что для меня это средство получения определённого удовольствия.

Николай: Музыка для меня – это средство личностного роста. Когда я пришёл в «Живицу», в этой музыке были поставлены определённые задачи, и чтобы их выполнить, надо было немножечко вырасти – где-то технически, где-то интеллектуально, где-то эмоционально. То есть, музыка – это всегда личный рост. Ну и, естественно, на концертах это – передача своего роста, попытка рассказать.

Ярослав: Музыка для меня есть в двух значениях. Во-первых, это действительно получение удовольствия, потому что я люблю слушать музыку, и это вся моя жизнь. И, с другой стороны, для меня музыка – это борьба с самим собой, поскольку я являюсь музыкантом, и для того, чтобы чего-то достигать, нужно постоянно что-то делать и бороться. Себя заставлять. Потому что часто бывает, что ничего не охота делать, и нужно себя постоянно подстёгивать, стараться не раскисать. В общем, для меня музыка – и удовольствие, и испытание одновременно.

EM: Ребята, благодарим за беседу, с удовольствием будем ждать ваших новых музыкальных экспериментов.

Группа «Живица»: Спасибо! И до новых встреч!

 

Больше фотографий с интервью и репетиции:

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.