24 августа в Санкт-Петербурге прошел фестиваль атмосферной электроники Абстрасенция. Московская группа IMYA, совсем недавно представившая свой новый альбом «Не ново», выступила в рамках фестиваля и согласилась дать своё первое интервью журналу Eatmusic. О «Не ново», планах на будущее и о том, почему не нужно бороться с Duran Duran в своей голове с электронным трио побеседовал Дмитрий Трушев.

Группа IMYA: Алиса Тер-Григорян (вокал, клавиши), Илья Архипов (гитара, биты, синтезаторы), Константин Тер-Григорян (бас).

Группа IMYA: большое первое интервью 2018 | Eatmusic
Слева направо: Илья, Алиса и Константин

ЕМ: Как впечатления от фестиваля?

Алиса: Всё было круто, очень понравилось.

Костя: Абстрасенция организована просто отлично, было приятно. Надеюсь, еще удастся выступить в рамках фестиваля.

ЕМ: Впервые выступаете в Питере?

Алиса: В составе этого коллектива да. Это, вообще, первый выезд группы IMYA за пределы МКАД.

Илья: А я уже выступал на Абстрасенции в Петербурге, но в составе другого коллектива Haárps.

ЕМ: То есть фестиваль вышел на вас именно таким образом?

Костя: Да, они продолжают наблюдать за активностью и релизами всех, кто выступает в рамках Абстрасенции. Все наши релизы в составе IMYA они поддерживали и даже релизили у себя, ничего не прося взамен.

ЕМ: Раз уж мы заговорили о релизах, то давайте поговорим об альбоме «Не ново». Планируется ли тур по стране в связи с его выходом?

Алиса: На самом деле, нам очень хотелось бы этого. Но всё зависит от возможности. Как такового полноценного тура пока что не планируется, но мы будем выезжать в другие города. Мы рады всем предложениям, а порой и сами ищем варианты, так что, я думаю, что скоро появится больше информации на этот счет. Уже сейчас можем точно сказать, что 29 сентября мы снова выступим в Петербурге, в клубе Ионотека.

Вообще вышло интересно. Когда мы искали варианты выступления в Питере, сначала написали Ионову, он предложил вариант выступления 29 сентября, мы согласились. А уже потом с нами связались организаторы Абстрасенции. Мы думаем, что и на той, и на той площадке можем звучать лаконично.

В июне группа IMYA выпустила альбом «Не ново»:

ЕМ: По сравнению с вашим первым альбомом «Имя», «Не ново» звучит более «поп». Почему было принято решение пойти в сторону упрощения звучания?

Алиса: Ну, мы не принимаем такого четкого решения – «А давайте с сегодняшнего дня мы играем поп!». Это же не так происходит. Мы просто пишем песни. А со временем, и мы сами, и наши песни претерпевают изменения. Это логично.

Илья: На самом деле, у меня было такое небольшое намерение – попробовать себя в упрощенном звучании. Хотя, я бы не сказал, что в техническом плане это звучание – простое. В принципе, мне уже приходилось играть синти-поп, и для меня это было привычно. Ну, а ребята оказались не против.

Алиса: Когда нам начинают задавать вопрос, какой у вас стиль, я просто впадаю в ступор. Всегда сложно отвечать. С уверенностью могу сказать, что мы не стопроцентный поп. Я, вообще, в душе рокер.

ЕМ: А сами что слушаете? Есть предпочтения в музыке, или можете назвать себя меломанами?

Илья: Мне кажется, когда кто-то говорит, что он меломан, обычно, это в таком контексте звучит: да мне вообще наплевать, что я слушаю. В целом, в 2018 году невозможно слушать какой-то один предпочтительный стиль. Я вот и металл слушаю, и электронику всякую, и арт-поп, и новый соул. Сейчас в музыке происходит столько всего интересного, что это сложно игнорировать.

Костя: Жанровые рамки скороспешно смываются. Душевные песни есть в любом стиле, а от того, что это имеет какое-то название, ничего не меняется: это просто название.

ЕМ: В сторону какого звучания IMYA будет двигаться дальше?

Алиса: Сейчас мы как раз обсуждаем с ребятами наш следующий релиз и склоняемся к тому, что он будет более андеграунд. Хочется опять чего-то эдакого. Вообще, мы всё делаем интуитивно, импульсивно.

Илья: Мы не чувствуем, что высказались окончательно в этой области, нам еще есть что показать. Сейчас мы хотим так, а потом, если захотим, опять сделаем поп-альбом. Наш стиль и подход позволяет балансировать.

ЕМ: Какую реакцию вызвало такое балансирование у слушателей?

Алиса: Ровную, позитивную, без перегибов. Негатива практически не было, никаких злых комментов – тоже. Народ добавился в группу, на концерты стало приходить больше людей. На самом деле, я очень переживала, что смена звучания может вызвать негативную реакцию, но этого не произошло. Всем понравилось, альбом приняли тепло.

ЕМ: Вопрос к Косте. Я, когда послушал альбом, отметил, что бас очень интересен: он непредсказуем. Какой музыкой ты вдохновляешься?

Костя: Меня впечатляет басист Metronomy, да и вообще музыка этой волны, Tame Impala, например. Еще есть такая группа – Egyptian Hip Hop, вот у них бас крутой. Но отец для меня, как басиста, безусловно, Джон Пол Джонс из Led Zeppelin.

ЕМ: У меня была очень четкая ассоциация с ранними Duran Duran при прослушивании.

Илья: На самом деле, мы ведь ранние миллениалы, у нас синти-поп в крови. Я в 1990-х из каждого утюга слышал подобную музыку, и логично, что она осталась глубоко в подкорке. Это вообще никак не вытравить; я раньше пытался, а потом подумал – зачем?

Алиса: А зачем вообще бороться с Duran Duran у себя в голове?

Илья: Тогда мне не нравилось, что моя музыка похожа на какой-то New wave, я хотел от этого избавиться. Сейчас цель поменялась на противоположную – использовать это.

Группа IMYA: большое первое интервью 2018 | Eatmusic

ЕМ: Насколько мне известно, у вас готовится к релизу клип на одну из песен «Не ново». Откроете завесу тайны, на какую же?

Алиса: «Холодные сны». Мы, кстати, впервые раскрываем этот секрет. Режиссер – Дима Пищулин, наш хороший знакомый. Мы давно уже договаривались с ним, что он нам что-нибудь снимет. И вот, в один момент, он просто прислал нам свои идеи.

Костя: Мы уже с нетерпением ждем, когда клип домонтируют, и мы сможем увидеть результат. На самом деле, Дима – очень крутой режиссер, и я рад, что нам удалось поработать вместе.

ЕМ: Почему вы выбрали именно «Холодные сны» для клипа?

Илья: Это Дима выбрал этот трек. Он сразу сказал, что хочет снимать видео на него.

Алиса: Еще у всех нас была четкая идея для видеоряда. Клип мы снимали в машине, обычной шестерке. Получился такой нуарчик. Причем видеоряд с машиной почему-то был у всех в голове чуть ли не с самого начала. Знаешь, бывает такое, когда один какой-то образ посещает всех, и он сразу очень четкий. Вот тут было точно так же.

ЕМ: Раз уж мы заговорили об образах, расскажите в чем состоит сакральный смысл обложки «Не ново»?

Алиса: Мы очень долго думали, что вообще можно сказать об обложке; хотели рассказать о нашей иллюзорности бытия и так далее… Но, на самом деле, ничего такого не придумали. Просто так получилось, такая обложка. Опять же, это всё на уровне чувств: просто она завибрировала с музыкой, с альбомом, с чувством.

Илья: Мы решили компенсировать доступность музыки немного замороченной обложкой.

ЕМ: А кто ее рисовал?

Алиса: Наш хороший друг – Антон Брунов. Он делал все наши обложки, кроме, пожалуй, альбома ремиксов.

Илья: Но там тоже использовалась идея Антона. Просто мы попросили другого графического дизайнера эту идею переосмыслить. Таким образом, обложка альбома ремиксов – тоже, в каком-то роде, ремикс. Это показалось нам интересным.

ЕМ: Давайте забежим немного назад. Расскажите, как вообще зародилась группа IMYA?

Костя: Мы все изначально крутились в одной компании, были знакомы, играли в разных проектах: например, мы с Ильей играем вместе в Onegin Please. Я писал различные демки, Алиса тоже – мы показали их Илье, и он решил, что это интересное сочетание. Илья, в свою очередь, идеальный саунд-продюсер!

Илья: Ребята показали мне свои демо, а я дал этому немного продакшна. Потом начали с джемить вместе потихоньку. Да мы даже после Абстрасенции поехали на студию к знакомому, и просто джемили еще часа три. Нам, вообще, нравится творить что-либо на ходу. Я считаю, что надо стараться как можно быстрее выражать свою мысль в виде песни, музыки. Потому что, если материал долго лежит, ты потом уже можешь не схватить это настроение. Оно перестает быть актуальным.

ЕМ: Илья, то есть саунд-дизайном в группе занимаешься ты?

Илья: Верно.

ЕМ: Как обучался этому делу?

Илья: Всё сам. Конечно, брал периодически различные курсы для обучения, но в основном самообразование. Многое узнаю и пробую по мере работы, я ведь параллельно работаю саунд-продюсером на канале 2х2. Причем, уже семь с лишним лет.

ЕМ: А кто пишет тексты? Как они рождаются?

Алиса: Тексты пишу я, рождаются они довольно спонтанно, это что-то вроде потока сознания, наложенного на музыку, анатомический срез души в конкретный момент времени. Вдохновляет всегда музыка. Ребята пишут демки, и если мне вкатывает, то я пишу текст.

Костя: Но иногда и Алиса пишет демо, а мы уже потом превращаем это в аранжировку. Так, например, появились «Холодные сны» и «Динь-Динь».

ЕМ: Сейчас в России есть такая тенденция, особенно у молодых исполнителей и слушателей – «чем хуже, тем лучше». Появляется огромное количество музыки намеренно низкого качества. В связи с этим существует устоявшееся мнение, что это совсем не та тенденция в музыке, которая нужна России. Что вы можете сказать на этот счет, как представители «новой сцены»?

Алиса: Такая тенденция есть, да. Но в ней есть здравый смысл: артисты делают это, потому что такое творчество автоматически становится «ближе» к слушателю. Ему кажется, мол «слышно, что поет обычный человек: и поет плохо, и играет простые партии. А значит, и я так же могу!»

Илья: Это же достаточно обычный прием, сделать так, чтобы каждый думал, что может так же. И это работает с определенной аудиторией. К тому же, в России низкое качество записи всегда имело свою популярность. Это возводится в какой-то общий фетиш, что ли.

Алиса: На самом деле, когда мы с Костей только начинали писать вместе демки, я думала, что мы будем работать в немного грязном lo-fi звучании. Но потом мы изменили свой подход.

ЕМ: Ну и напоследок, можете назвать тройку подающих надежды отечественных исполнителей?

Илья: О, сейчас будет панч!

Алиса: Константин Тер-Григорян, Илья Архипов и Алиса Тер-Григорян.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Журналист Eatmusic. Музыкант, меломан и просто хороший человек.