Музыкальный портал Eatmusic давно следит за жизнью группы «Штабеля», бойкого панк-квартета из Москвы с омскими корнями. Сейчас парни находятся в творческом процессе и готовят к новому сезону немало интересных проектов, как сольного, так и совместного характера. Мы вот собираемся сходить на концерт группы 5-го сентября, а ещё успели поболтать с ребятами и выяснить, читают ли они книжки про роботов, почему у нас так мало хороших музыкальных фестивалей, и какие планы «Штабеля» собираются реализовать в ближайшее время. Знакомимся: Дмитрий [Авдей] Авдеев — вокал, Анатолий [Анатоль] Костычев – бас, Андрей [Флиппер] Филиппов – гитара, Александр [Санчес] Хохлов – барабаны.

ЕМ: Привет, парни! Как вам пришла в голову идея назвать группу «Штабеля». Что и кого вы укладываете?

Санчес: Привет, Eatmusic! Название группе мы дали еще в далеком 1998 году, хотелось заиметь нечто простое и легко скандируемое, играть то приходится в основном на стадионах…(смеется).

Анатоль: К моменту, когда нужно было придумать название, мы уже играли около месяца. И намечался первый концерт, а названия не было.  Оказалось, что название придумать очень сложно. Все предлагали разные варианты, но нормальным ни один из них не был. Дошло до того, что было выпито всё пиво, а названия так и не придумали. В конце-концов из вариантов, типа Мутанты, Небоскрёбы-Обогреватели и т.д., было выбрано «Штабеля», как наименее отвратительное для всех. Т.е. фактически это был компромисс. Я до сих пор думаю,, что название можно было придумать и поприкольнее.

Флиппер: Тогда репетиции были каждый день и начинались с портвейна. Мы пили портвейн и общались, придумывали и фантазировали. В те времена молодежь, приученная с детства к отборному мату, общалась только на нем. В один из миллиона прекрасных репетиционных дней, в легком угаре, мы увлеклись словесными вольностями в виде коверканья распространенных выражений. И так выражение «Шо ты б**» переросло в «Штабеля».

Авдей: Да, на самом деле, х** его знает, чего они там в 1998-ом в Омске обожрались и с чего придумали такое название. Я думаю, это всё от плотно уложенного звука, от плотного угара и плотного потребления препаратов. А укладываем мы слушателя, причём толпами, пачками, массами, целыми вагонами. Для такой мощной и крутой группы, как наша, название «Штабеля» отлично вписывается в рамки нашего творчества, ни к чему не привязывает и ни к чему не обязывает, не до чего докапаться (улыбается).

 

Слева направо: Санчес, Авдей, Анатоль, Флиппер.

ЕМ: Ваша последняя пластинка «The Kitch. Йопта!» в каком-то плане — это результат наблюдений за происходящим вокруг и соответствующих выводов. В треке Йопта вы явно высмеиваете один из самых успешных брендированных слоганов современности. Какое оно — поколение Йопта?

Санчес: Поколение Йопта — это сборище безразличных ко всему интернет-умников-дегенератов, каковыми мы все постепенно и весьма успешно становимся благодаря современным установкам общества. Люди, которые обо всём знают, потому что да-читали об этом в интернете, да-лайкнули на стенке в Контакте, да-помогли типа репостом, а на само деле — дерьмо дерьмом. Как-то так.

Флиппер: Йопта – это выражение отношения всех ко всему. С помощью «йопта» можно описать одним словом все эмоции. Артикль «Йопта» формально перенедомат. Уже не «Черт побери», но и не «Бл*». Приписку «The Kitch» название обрело, когда наш вокалист «Авдей» побывал на какой-то вечеринке и сильно там впечатлился чем-то. Толково ничего не объснил, но подошло замечательно.

Авдей: Это не просто результат наблюдений, альбом «The Kitch Йопта» — это некая «книга», написанная не снаружи происходящего, а изнутри. Понятие «йопта» идёт параллельно с навязанным брэндом. Это как бы некая альтернатива тому, что может выбрать и за чем может последовать молодёжь. Это не обязательно должно быть «пэпси»-продукт или вещь. Йопта — это некое отношение к жизни, когда многие вещи тебя не беспокоят, на некоторые ты просто забиваешь. Тут надо понимать, что всё это глубокая сатира и антиутопия, но рассмотреть как одну из вариаций на тему «а что будет дальше» и «куда катится мир» вполне рекомендую.

Анатоль: Часть этого поколения фактически играет в «йопта», т.е. вечером они играют в крутых чуваков типа «йопта», а днём помогают настоящим крутым чувакам зарабатывать их огромные бабки в офисе, отдавая им всё время и зарплаты на ипотеки и кредиты на айфоны. У второй части всё по-настоящему, но о них скоро будет нечего говорить — они сдохнут от кайфа и алкоголя, а поколения меняются быстро.
Следующее поколение о них и не вспомнит.

 

 

ЕМ: Кстати, из многих отечественных панк-групп, да и рок-групп в целом у вас стабильно очень качественно записанный материал. Почему выбран такой подход, и кто помогает вам в вашей работе?

 Санчес: Любая запись — это «плевок во Вселенную», а качественно записанный материал — это хороший, качественный плевок. В том «мыльном вареве», в котором сейчас всё находится, благодаря доступности ресурсов, я думаю, для любого музыканата, исполнителя крайне важно качественно записать тот шедевр, который он умываясь слезами и потом сочинял, чтобы жующий бутерброд очкан за монитором ну хотя-бы больше, чем 15 секунд, послушал очередной «нучётамониещёзаписали» трек. А кто нам в этом помогает — да никто нам в этом не помогает, главное — подготовиться, надыбать денег (да, именно денег) и вперёд к профессионалам своего дела.

Флиппер: Работа с материалом – ответственное дело, все это знают и понимают. Современный мир требует блеска, да поярче. Слишком много стало «очень умных». Эти люди отношение строят к песне по деталям и нюансам. Им чужды такие понятия, как «у панкрока нет денег», да и ностальгическими чувствами к «гаражной записи» от них не пахнет. Только стиль и качество.

Анатоль: Ещё до создания группы мы мечтали записываться с отличным жирным и прозрачным звуком, прекрасно понимая, что русских групп, которые так записываются — единицы. С каждым новым альбомом качество у нас поднималось: менялись студии и даже страны записи, мы вникали в технологии записи, занимались кропотливой редакцией (реально занимался этим всегда только Санчес). В результате только последний альбом я считаю записанным с отличным звуком. Хотелось бы и следующие альбомы так записывать. Почему-то в России мало кто записывается в отличным звуком, в результате даже популярные группы слушать невозможно. Хочется слушать рок на русском, но хорошо записанного практически нет — большинство считает, что народ и так сожрёт. Поэтому я слушаю почти исключительно только западные группы. Хотя и у них бывают группы с отличным материалом, но плохо записанные (например, Uncle Acid & Deadbeats).

Авдей: Такой подход выбран для того, чтобы слушатель мог насладиться творчеством группы «Штабеля». Чтобы ему не приходилось постоянно теребить эквалайзер и искать напечатанные тексты в Интернете или на заднике альбома. И вообще, пора сломать стереотип, что если музыка отечественная, до звучание записи — говно. Них**! Вот они мы, группа «Штабеля», с п****тым звуком и ах*****ым качеством записи. А помогают нам честно заработанные кровью и потом на своих уродских работах бабки, а не какой-нибудь маститый продюсер-волонтёр или там, например, краудфайдинг-компания.

 

ЕМ: После череды скандалов вокруг летних фестивалей в этом году, хотелось бы узнать ваше мнение: почему проваливаются отечественные фестивали, и в чем главная беда — в дураках или дорогах?

Авдей: Моё мнение такое: раньше было несколько крупных фестивалей в разное время, и все стремились на них попасть. Причём группы на разных фестивалях, в основном, были разного стиля, характера и т.д., и человек уже заранее знал, на какой фест ему гнать, чтобы получить оргазм от любимой команды. А сейчас этих фестивалей стало прорва, и проходят они мало того что рядом друг с другом, так ещё и в одни даты и с одними и теми же хэдлайнерами. Исключением является куча унылых молодых недогрупп, но среди них, конечно же, есть исключения. Всего стало дох** и это было бы не плохо, если бы это дох** было разным, а оно всё под копирку чью-то, всё с кого-то содрано. Фестивали все как один. А беда главная не в дураках и не в дорогах, главная беда в му**ках, которые устраивают беспонтовые мероприятия, не имея об этом никакого представления.

Санчес: Дороги тут точно не причем. Для любого серьезного дела нужны мощные управленцы — кадры, способные решать множество проблем быстро и эффективно. А любой фест — это охренеть, какое серьезное дело, уж поверьте. Ну, вероятно, люди переоценили свои возможности и/или не смогли решить возникнувшие проблемы.

Анатоль: Скорее всего люди берут на себя обязательства, которые не могут выполнить.

Флиппер: Проблемы в неправильном формате мероприятий. Фестивальная модель не может работать, когда зрителей ограниченное количество. Также сказывается отсутствие приличных коллективов, таких, от которых было бы желание все бросить и посетить концерт.

 

 

ЕМ: Какие планы у группы на вторую половину года?

Анатоль: Надо снять пару клипов (в одном из них будет мега пожар, реквизит уже готов), записать альбом и подготовить его к сведению. Так же надо посетить с концертами  несколько городов, отличных от Москвы.

Санчес: Ну, хотелось бы кучу классных клипов наснимать, но для этого надо где-то гениальности подзанять (и денег). Ну, не кучу, конечно, ну так, два-три видео точно. Но кайфовых…

 Авдей: Планов море!

Флиппер: Пока никакой информации. Все как всегда. (Смеется).

 

ЕМ: Что опять же нетипично для панк-группы: вы снимаете занятные клипы. Каким станет следующий шедевр от группы «Штабеля»?

Санчес: Хм, за нетипичность спасибо!.. Пока точно не знаю, но будет точно что-нибудь активное, «into face», как говорится.

Флиппер: Как вы успели заметить, все наши клипы занятны и довольно забавны. Это и есть наша идеология. Клип должен быть интересным, притягивающим взгляд, запоминающимся. Как мы их делаем, рассказывать смысла нет, каждый клип – новое творение.

Анатоль: У нас много идей для клипов, но часто они упираются в материальную базу. Вот и сейчас у нас есть отличная идея, но для неё нам нужна определенная хрень, а её аренда стоит приличную сумму, плюс непонятно, можно ли заменить оператора этой хрени на Авдея.

Авдей: Я так полагаю, клип будет антиморальным, чтобы молодое поколение не забывало, что такое настоящий панк. Это вам не вежливость и помощь ближнему, а посылание на х*й общества!

 

ЕМ: Вы любите философствовать и нетрезвые рассуждения :-) С кем бы из ученых людей прошлого хотелось бы побеседовать?

Авдей: С Гитлером, с Лениным, Сталиным…. Да х*й его знает, о чём с ними говорить, мир давно изменился, и старые каноны теперь не канают, хотя тут у всех своя философия на этот счёт. А вот с мёртвыми музыкантами я бы не просто побеседовал, а круто угорел и упоролся!

Анатоль: С Гоголем. И с Гитлером. Скорее не побеседовать, а чтобы он эмоционально читал какую-нибудь свою речь. Мне кажется один Гитлер по мощности выступления уделал бы выступление «Metallica», «Rage against the Machine» и нескольких подобных групп (улыбается).

Флиппер: Мы очень любим нетрезвый разговор. И философствовать, и по делу поговорить тоже любим. Тут сложность в том, что я не владею языками, а современные отечественные деятели меня не прельщают, а более ранних и интересных я не припомню.

Санчес: О, я бы хотел с Леонардо да Винчи поболтать, всё-таки хочется понять, что он за человек был, только вот с флорентийским у меня не очень, боюсь, не все тонкости разговора были бы ясны.

 

 

ЕМ: У вас есть отличный трек «Роботы никогда не победят». Не можем не спросить: в детстве читали книжки про роботов? 

Анатоль: У нас в группе ровно половина людей большие фанаты научной фантастики. Другая половина практически не читает, а если и читает, то по-сло-гам.

Санчес: Я и сейчас книжки про роботов читаю в основном, а в детстве, так вообще, учитывался всякой фантастикой. Вообще сейчас хорошо: главное захотеть почитать — бац, нашел и прочитал. А когда пацаном был, каждое воскресенье ждал, когда отец с толкучки новую книжку принесёт, а Интернета тогда еще и не было, представляете?!

Флиппер: Наше детство было покорено роботами, не такими как сейчас, а квадратными, угловатыми и с глазами лампочками. У модных молодых людей даже брейковое танцевальное направление есть, где под первую электронщину люди двигались как роботы. Добрые были времена.

Авдей: Вот вы сами знаете какие-нибудь книжки про роботов? Я, кроме Терминатора и Грендайзера, из роботов никого не знаю. А нет, ещё робот Вертор из фильма «Гостья из будущего». А книжки про роботов не встречал, или просто мне никогда не везло их встретить….(Смеется). Шутка! Песня действительно классная и направлена на рассмотрение стандартов человеческой жизни и её цикличности. Одно время у нас в разработке была композиция под названием «Роботы 2», вот там уже конкретно про работу, завод и механизм круговорота событий. Но она так и осталась в разработке, заваленная кучей нового материала.

 

ЕМ: У нас есть традиционная рубрика «Кушаем и слушаем», где мы говорим с музыкантами о вкусе музыки и еды. Вы по натуре гедонисты, или эта философия чужда вам? Что круче: вкусно есть и пить, или думать о высоком?

Санчес: А гедонисты это кто? Не ругательное? (Лезет в Google). О да! Мы гедонисты еще те… А некоторые так и вообще — гедонисты гедонистов. Круче, я думаю, есть, пить и одновременно думать о высоком, и чтоб еще подносили и подвозили. Ну, кстати, и в музыке мы ценим прежде всего вкусность, аппетитность.

Авдей: Мы, панки, не привыкли выбирать из двух что-то одно. Это уже заранее заключает тебя как в просто рамки, так и в рамки самого выбора. А выбор не должен иметь рамок. Если говорить о гедонизме как об учении, согласно которому удовольствие является высшим благом и целью жизни, то с этим я согласен. Но удовольствие может быть как физическим, так и моральным. По этому я не могу выбирать между вкусно есть, пить и размышлениями о высоком. Это всё доставляет удовольствие, а значит мне круче а****но себя чувствовать от еды, напитков, препаратов и прочего и, уже находясь в бодром здравии, рассуждать о высоком и филосовствовать, тем самым увеличивая своё удовольствие.

Флиппер: Если удовольствия делить категориями, то сначала идут секс и наркотики, а потом обжорство. Поэтому между удовольствием и ерундой, выбор падет на первое, но то, что мы все философы, нет даже разговоров.

Анатоль: Круче есть, при этом пить отличное красное сухое и беседовать о высоком, постепенно переходя в философские споры с повышением степени опьянения.

 

ЕМ: Что пожелаете слушателям, зрителям и читателям портала Eatmusic?

Авдей: Слушателям пожелаю не ссать в штаны, слушать «Штабеля» и панк-рок, больше бодриться и проводить времени на свежем воздухе, ну и, конечно, никогда не унывать и постоянно расти и расти над самим собой. Ввязываться в авантюры и выходить сухим из воды. Всем панк-рок!

Флиппер: Всем нашим читателям большой респект. Всем поменьше порочных связей и не курите сигареты.

Анатоль: Желаю слушателям, зрителям и читателям луноход, ракетную установку, два ящика красного сухого и не слушать дерьмово записанную музыку.

Санчес: Слушать вкусную музыку, кушать её с толком, с расстановкой и никогда её не переесть. Ну и слушайте «Штабеля», пока не запретили :-)


Следить за жизнью группы «Штабеля» в Интернете:

Официальный сайт — http://stabela.ru/

Купить The Kitch, Йопта  — https://itunes.apple.com/ru/album/the-kich/id861932989

Подписаться в ВКонтакте — http://vk.com/stabela

Интервью подготовила Анна Николаевская, Eatmusic

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Основатель и главный редактор журнала Eatmusic.ru. Интернет-маркетолог в бесконечном поиске вдохновения.