«Громыка» — квинтет из Петрозаводска, за три года своего существования выпустивший четыре студийных альбома и три сборника – на CD, виниле и бобинах; выступавший на всех главных фестивалях страны – от патриархального «Нашествия» до передового SKIFа; посетивший с концертами Беларусь, Польшу, Эстонию и Норвегию. В состав входят Максим Валерьевич Кошелев (вокал, металлофон, ксилофон), Никита Андреевич Власов (электрогитара), Павел Сергеевич Фролов (синтезатор, стилофон), Андрей Анатольевич Петеляев (бас-гитара), Пётр Николаевич Васьковский (барабаны). Еще одна фишка: музыканты на выступлениях называют друг друга строго по имени отчеству.

Концерт группы Громыка в Москве (Бункер 47 28-12-2018): репортаж, фото Иван Буров

Играют мужчины ими же изобретённый «тяжелый психоделический твист», выступают в строгих серых костюмах и галстуках, возят с собой портрет дипломата А.А. Громыко и целый арсенал диковинных инструментов: стилофон, ксилофон, глокеншпиль. Название «Громыка» описывает не группу, а персонаж, который за этой группой угадывается. Музыкально он ближе к понятиям «Громозека» и «Гром».

В то же время, официальный стиль группы визуально строится на ассоциациях, связанных с понятием «министр иностранных дел СССР А.А. Громыко». Он призван вызывать у зрителя когнитивный диссонанс и, расширяя поле возможных интерпретаций, осуществлять полисемантическую колонизацию отдалённых регионов его сознания.

В строго научном смысле, словосочетание «тяжёлый психоделический твист» — это то же самое, что и «хор балалаечников», столь любимое в России химически чистое барокко. Можно даже взять и попробовать определить «Громыку» как «политбюрокко» — иными словами, как «политбюро неправильной формы, причудливое политбюро, странное, несимметричное».

На разогреве у квинтета была группа Bonds of Carbon, философия которой – в первозданном хаосе из эмоций, драйва, души и фанка. Под их Nah, nah, nah song и My way home можно сорваться путешествовать в трейлере сквозь пыль и ветер. Кстати, гитарист Bonds of Carbon Леонид Николаев сам создал всю андеграундную атмосферу нового рок-клуба «Бункер 47», сделав там ремонт с нуля: начиная со сцены и заканчивая полом, стенами и баром. За это ему большое спасибо. В Москве стало на одно приятное место больше!

28/12/2018 Громыка @ Бункер 47

После долгой придирчивой настройки инструментов, коих у «Громыки» в избытке, к выступлению приступили пять почтенных мужчин из молодёжи Политбюро ЦК КПСС, только что вернувшихся с похорон Брежнева в строгих серых костюмах, галстуках-селёдках, с бровями толщиной в палец. На солисте был накладной воротник и шапка-пирожок, но это не отменяет того факта, что группа не стремится скоморошествовать и веселить публику, относясь к своему творчеству максимально трепетно и серьёзно. После поздравлений с уходящим годом, советов поднять за это рюмочку и просьбы не комментировать, последовал риторический вопрос: «Зачем нам такие разные нужны?» А ведь нужны! На российской сцене определенно не хватало таких ярких образов.

Из плеяды других soviet-style исполнителей «Громыку» выделяет особенное звучание. На ранних записях солирующим инструментом был рассыпающийся советский электромузыкальный клавишный инструмент ФАЭМИ. Но хвалёное гостовское качество подвело, и, по признанию гитариста группы товарища Н.А. Власова, на замену пришёл британский Stylophone 350s. Это который у Боуи в Space Oddity! Да, но Фролов наткнулся на него, не зная этого интересного факта. Кроме того, для вящего оргазма ушей в инструментарий «Громыки» ввели металлофон, клавиши которого перестукивает солист и автор песен М.В. Кошелев. Музыкальная составляющая прекрасно ложится на советский научно-фантастический фильм средней руки и сделала бы честь даже «Солярису».

28/12/2018 Громыка @ Бункер 47

Вокал лишь добавляет ощущения той страны, в которой провели детство наши родители, бабушки и дедушки. Звучный баритон, воскрешающий в памяти голоса Эдуарда «Мистера Трололо» Хиля и Муслима Магомаева, убеждает в том, что, действительно, Шаляпин — великий человек, кому-то миг — банальная поспешность, а мужчина моего начальника — добрый и приручил сову.

Последнее высказывание кажется вам шизофреническим бредом позднего Брежнева? Вы только что обидели музыкантов. Абсурдные тексты являются бриллиантом в короне офигенности «Громыки». Отчасти тексты нужны лишь для полноты композиций и наличия ритмики, во всяком случае, слова подбираются именно по этому принципу (Раскудрявилась кудря, разрозилась роза, Упражненья на брусьям и метание копьём — да, именно с такими падежами). Однако если вдуматься, то окажется, что, осознанно или нет, «Громыка» строит свои тексты на каких-то глубочайших русских культурных кодах. Например, песня «Доставить в Москву» отсылает нас к «Борису Годунову» Мусоргского («Как во городе было во Казани…» и дальше). Обыгрываются и советские коды: «Индейцы! Ковбойцы! Резиновые, из ГДР!» — куда уж очевиднее.

Отдельного внимания заслуживает песня о крепком старике Розенбоме, логичным образом превращающегося в барда Розенбаума, в которой с мрачной выдержкой скандируется: «Знак качества мёртв, рок-н-ролл мёртв, комсомол мёртв, Варшавский договор мертв, мир, труд, май мёртв», а выжил только Розенбаум. Бьют ребята не в широченную щёткоподобную бровь, а в глаз.

Композиция «Тестостерон» буквально взорвала бункер, потому что народ вторил вокалисту: «Толерантность вон! Терпимость вон! Пацифизм вон! Согласие вон! Косметика вон! Трикотаж вон! Бижутерия вон!». Благодаря такой классической симметрии, строгому смыслу и железной логике твист и кажется таким тяжелым. А один из самых частых вопросов, который задают себе люди — «Сегодня мы открыли для себя группу „Громыка“. Где мы были раньше?» Это делает возможной гипотезу о том, что «Громыка» сам, подобно задумчивому океану с планеты Солярис, создаёт себе по ночам своих идеальных слушателей. Нужно послушать их всего раз, и тогда электронное табло больше никогда не скажет, что ему всё равно, хотя бы потому что эта группа чувствует все твои переживания вплоть до страхов выхода из ванной в этот холодный мир.

28/12/2018 Громыка @ Бункер 47

В одной из подводок Максим Валерьевич обратился к вокалисту группы Bonds of Carbon Тимофею Лосю со словами: «Тимофей Лось, чтоб хорошо тебе жилось», посвятив ему композицию «Сербия Хорватия», которую зал принял с особым удовольствием, видимо у многих на атомы и клетки распадаются соседки. Да и для любителей природы у группы есть песня, в которой неспешно и умиротворенно «Паустовский, Бианки, Пришвин погулять на природу вышли». Каждый найдет для себя нечто близкое и родное в текстах «Громыки». Даже для парочек есть отличный медляк «Мотыльки», повествующий о том, как эти маленькие существа бесконечно «ударяются и падают, и снова ударяясь в лобовое стекло, и ударяются и падают, и снова ударяясь о горячий капот». Наконец-то кто-то создал идеальный медляк, товарищи!

На финалочку «Громыка» припасли нашумевшую «Говорил я вам», трек, ставший гимном у персон, которые не могут не воткнуть своё «я же говорил» после какого-либо фейла. Эту категорию людей тоже официально осчастливили, как, впрочем, и всех Артёмов на Земле песней «Артём», во время которой бункер наполнился мыльными пузырями. Максим Валерьевич попросил не пускать пузыри в них, заботливые фанаты отчетливо его поняли. Кажется, это был самый дисциплинированный флэшмоб в истории концертов.

Последней композицией стала песня «Мужчина моего начальника». Этой песней «Громыка» осчастливила оставшуюся категорию слушателей, высказав предостережения: «Будьте аккуратны, потому что всякая гадость скапливается в конце года, всякая дурная энергия».

«С наступающим!» – поздравил Максим Валерьевич и добавил: «Прям Queen какой-то получился!»

Концерт группы «Громыка» в фото:

Flickr Album Gallery Pro Powered By: Weblizar

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.