30 треков, которые повлияли на современную танцевальную музыку

Воспринимая современную музыку как данность, наблюдая за её развитием, жадно хватая новинки индустрии, стоит разобраться, откуда черпали своё вдохновение те, кто сейчас на вершинах хит-парадов. Eatmusic нашёл залежи старых пластинок, сделал спектральный анализ виниловой пыли, раскопал корни и собрал плоды. Ниже 30 треков, которые повлияли на современную танцевальную музыку.

30 треков, которые повлияли на современную танцевальную музыку

A Guy Called Gerald — Voodoo Ray (1988)

В 1988 году, в самый разгар Second Summer of Love (так называли в Англии период расцвета эйсид-хаус-музыки и рэйв-вечеринок с 1988 по 1989 год – прим.ред.) появилась запись, которая стала гимном своего времени.

Хит диджея из Мосс Сайда постоянно звучал в ныне культовым клубе Haçienda и диктовал городу классику. Сингл вышел в Великобритании на виниле в двух форматах — 7 и 12 дюймов. Он достиг 12 места в британском чарте и стал самым продаваемым синглом, выпущенным независимой студией в 1989 году. Это было так грандиозно! Сингл, записанный Джеральдом Симпсоном и Николой Куком в течение двух июньских дней в 1988 году и выпущенный в количестве 500 экземпляров, был продан за сутки.

Voodoo Ray был не просто знаменит на сцене в Манчестере, он гремел по всей Великобритании. Басовая линия и потрясающая мелодия заставляла клабберов двигаться, празднуя, возможно, первый эйсид-хаус мега-хит.

На кого это повлияло:

Классика Guy Called Gerald в конце 1980-х играла из каждого утюга, вдохновляя всех от Leftfield и Orbital до Happy Mondays и Sasha. Они в один голос заявляли, что Voodoo Ray, звучавшая в те годы в клубе Haçienda, была одна из тех определяющих записей. Тогда, в конце 1980-х, её и правда было довольно трудно купить. Но если уж удавалось её заполучить, то её закручивали до хруста.

 

Inner City — Big Fun (1988)

После того, как 1988 году Big Fun попал в первую десятку Великобритании, Кевин Сондерсон из Детройта и вокалистка Пэрис Грей стали известны как The Elevator за то, что подняли танцевальную музыку из подполья.

Big Fu как один из самых заразительных хитов хаус-музыки стал любимой композицией для молодых танцоров и для опытных рейверов. Это превратило танцевальную музыку из невнятной субкультуры, потерянной в сырых подвалах ночных клубов, в нечто уникальное, способное перевернуть сознание всей страны.

На кого это повлияло:

Big Fun показал, что танцевальная музыка может быть на вершинах чартов и впечатлять других музыкантов. Проект Inner City вдохновил Deee-Lite и N-Joi, а также множество детройтских продюсеров и диджеев.

 

808 State — Pacific State (1989)

Так же, как Ибица стала местом рождения суперклубов, Pacific State, авторство которой приписываю никому иному, как Джеральду Симпсону, помогла превратить Белый Остров в рай танцевальной музыки.

Органичное слияние джаза, даунтемпо, трелей птиц и безупречно чётких ударов драм-машины Roland TR-808, сделало Pacific State одой вещам, гораздо более экзотическим и тропическим, установив эталон того, что станет известным как Balearic.

На кого это повлияло:

Весь испанский остров, диджеи от Альфредо до Карла Кокса, просто взяли и утащили всех любителей танцевальной музыки на моря.

 

LFO — LFO (1990)

Клубная классика, сделанная на танцполе, и это, безусловно, верно для прорыва LFO.

Созданный дуэтом Leeds Gez Varley и покойным Марком Беллом, LFO — это четыре минуты головокружительной электроники, которая до сих пор звучит как нечто новое — переработанные научно-фантастические звуки раннего детройтского техно для танцевального сообщества Великобритании.

На кого это повлияло:

LFO помог сформировать основной звук одного из самых важных лейблов Великобритании — Warp Records, что, в свою очередь, проложило дорогу для Boards of Canada, Vitalic и Aphex Twin.

 

Future Sound of London — Papua New Guinea (1991)

Когда увлечение эйсид-хаусом пошло на спад, ночные клубы Великобритании начали искать что-то новое и оно пришло в 1991 году вместе с брейкбитом Papua New Guinea от Future Sound of London, которые смешивали техно с окружающими звуками, унося любителей танцевальной музыки на морские просторы.

«Я не думаю, что это лучшее музыкальное произведение из всех, которые я когда-либо писал, но оно просто изменило образ мыслей», — сказал Гарри Кобейн из FSOL. Несмотря на это, залитый эйфорией и морской водой трек и по сей день может выжать ностальгическую слезу у каждого любителя старой школы.

На кого это повлияло:

Papua New Guinea — это отличный саундтрек 1990-х. Здесь всё от поп-музыки Моби до экспериментальной электроники Autechre.

 

Orbital — Belfast (1991)

Классический трек Orbital — Belfast был назван в честь монументального концерта, который братья Хартнолл отыграли в Северной Ирландии в мае 1990 года.

Во время своего пребывания в Белфасте Orbital были свидетелями того, как танцевальная музыка помогает преодолеть пропасть. Они решили, что было бы правильно посвятить трек молодым клубным жителям города.

Композиция Belfast не только доказала, что электронная музыка может выходить за пределы клубов и фестивалей, но, что наиболее важно, она перешла все возможные границы и различия, то к чему всегда стремилась танцевальная музыка.

На кого это повлияло:

Belfast помог начать революцию транса и вдохновил Photek, Pantha du Prince и много кого ещё, став одним из 30 треков, которые повлияли на современную танцевальную музыку.

 

The Orb — Little Fluffy Clouds (1991)

После головокружительного хардкора пришло время неге и релаксации. «Маленькие пушистые облака» Орба озвучивали бесчисленные восходы солнца в начале 1990-х годов и представляли трансцендентность, присущую окружающей музыке поколения, которое до этого момента воспитывалось на рейве.

На кого это повлияло:

Little Fluffy Clouds стали главным хитом Ибицы, принося солнечную атмосферу и вдохновляя Air и Groove Armada.

 

Gat Décor — Passion (1992)

Вдохновляющий пиано-хаус Passion — это не только шедевр, но и один из первых по-настоящему британских хаус-треков.

Композиция также прошла несколько инкарнаций, первоначально выпущенная в форме Naked Mix, бутлег ремикс, затем с вокалом, взятым из Do You Want It Right Now? Degrees of Motion. В конце концов певица Беверли Ските перезаписала вокал для новой версии, которая в 1996 году достигла шестого места в британских чартах.

На кого это повлияло:

Passion создала целую эпоху эпоху вокального хауса — Fatboy Slim, N-Trance, Floorplan и многих других.

 

M-Beat feat. General Levy — Incredible (1994)

Джангл был влиятельной, но незначительной частью британской музыкальной культуры в 1994 году, но Incredible помог изменить положение вещей.

Узнаваемый вокал Генерал Леви всё еще звучит сегодня в клубах, и если вы когда-нибудь попадёте на карнавал в Ноттинг-Хилле, ожидайте, что вас встретит сплочённый хор, распевающий: «Jungle is massive!»

На кого это повлияло:

Невероятно, но джангл стал мейнстримом, его влияние позже можно увидеть в грайме. В 2015 году Генерал Леви присоединился к шоу 1Xtra takeover на радио ВВС. Это демонстрирует, как сильно его влияние на британскую музыку.

 

Goldie — Inner City Life (1994)

По общему мнению, златозубый парень Брумми не является культурной иконой, но, тем не менее, Голди стал чем-то вроде национального достояния и на то есть веские причины.

В 1994 году Клиффорд Джозеф Прайс подсунул горько-сладкое любовное послание Inner City Life в британские карманы, положив начало карьере музыканта и мгновенно превратив композицию в классику.

Inner City Life переписала британскую поп-музыку и привела Клиффорда к сотрудничеству со всеми от Бьёрк до Дэвида Боуи.

На кого это повлияло:

Inner City Life ярко осветил драм-н-бэйс, вдохновляя Энди Си, Portishead и Massive Attack.

 

Underworld — Born Slippy (NUXX) (1995)

Песня Born Slippy (NUXX) собрала больше поднятых рук и закрытых глаз, чем любая другая композиция в этом вписке.

Созданная Карлом Хайдом и Риком Смитом, прославленная фильмом «На игле» (Trainspotting), Born Slippy (NUXX) с его трансцендентными синтезаторами и искаженным вокалом схватил эмоции брошенного поколения и превратил их в гимн Великобритании.

Трек остается таким же волнующим и знаковым, и его даже снова использовали в трейлере к сиквелу «На игле 2», который вышел в 2017 году.

На кого это повлияло:

Трек Born Slippy был запутанным танцем, родившимся во время всеобщего увлечения брит-попом, вдохновившим таких, как The Prodigy и Leftfield в то время, когда группы снова начали завоевывать чарты.

 

Björk — Hyperballad (1996)

Гениальность Бьёрк в настоящее время в значительной степени воспринимается как неоспоримая данность, но блуждающая мечта исландской певицы Hyperballad взяла свое исключительное название у экспериментальной поп-музыки и объединила несколько электронных влияний (эйсид-хаус, драм энд бэйс, фолктроника) танцевальной культуры и мейнстрима.

Это было видение звукового будущего, и оно доказало, что вам не нужно менять свой звук или себя, чтобы быть принятым.

На кого это повлияло:

Абсолютно альтернативная поп-звезда Бьёрк с тех пор оказала влияние на всех, от Radiohead до Авалона Эмерсона и Death Grips.

 

The Chemical Brothers — Block Rockin Beats (1997)

Пока Aqua и Hanson управляли хит-парадами, Block Rockin Beats от Chemical Brothers незаметно изменили музыку в лучшую сторону.

Песня была не только бесспорным ушным червем, но и вывела искусство сэмплирования на новый уровень — позаимствовала свои барабаны у Бернарда Пурди и вокал у американского рэпера Schoolly D. Некоторые считают, что помимо прочего, в сэмплах притаился Pink Floyd.

Трек Block Rockin Beats проложил путь к дальнейшему слиянию альтернативной танцевальной музыки и хип-хопа, открывая эпоху, в которой будут доминировать Fatboy Slim, Mr. Scruff и многие другие.

На кого это повлияло:

Биг-бит Chemical Brothers повлиял на самых разных артистов от Даниэля Эйвери до Кайли Миноуг. Дуэт даже сделал ремикс на запись последнего альбома Slow.

 

Roni Size, Reprazent — Brown Paper Bag (1997)

К 1997 году танцевальная музыка стала более утонченной, чем раньше, но слияние джаза, драм энд бейса, хип-хопа и Рони Сайз вернули жёсткость в жанр. «Мы хотели сделать музыку, которая бы звучала как будущее… Я включил их в сэмплер, и неожиданно появилась песня», — сказал позже Сайз, вспоминая, как он придумал трек с участием Динамит MС.

На кого это повлияло:

Методы вырезания и вставки Рони Сайза много кого вдохновили: Massive Attack, DJ Shadow и Mr. Scruff — это лишь некоторые из них.

 

Roy Davis Jr ft. Peven Everett — Gabriel (1997)

Не за долго до того, как в начале нулевых начался бум музыки гараж, в 1997 году появилась песня Gabriel Роя Дэвиса-младшего. Изначально сведённая в домашней студии, позже ставшая прародителем стиля гараж в Великобритании. Это была клубная музыка с душой, саундтрек многих городских рейвов.

На кого это повлияло:

Gabriel принесла фанковую басовую линию в британскую музыку и стала ориентиром для целого поколения британских гаражных артистов, среди которых DJ Luck, MC Neat и DJ EZ.

 

The Prodigy — Firestarter (1997)

Начиная с 1991 года, с Charly, The Prodigy не прогибались под давлением лейбла, выпускали напыщенные синглы и, тем не менее, с успехом покоряли чарты.

Трек Firestarter застал покойного великого Кейта Флинта, продвигающегося от танцора группы до нового лидера мятежного рейва. В марте 1996 года трек стряхнул Take That — How Deep Is Your Love с вершины британского чарта синглов, и по сей день остается ужасающим гимном, определяющим дух времени.

На кого это повлияло:

Firestarter принес панк на танцполы, сделал рейв мейнстримом и популяризировал Moving Shadow Records.

 

Aphex Twin — Windowlicker (1999)

Windowlicker — возможно, самый странный кроссовер, когда-либо достигавший общественного сознания. Его стены искаженных басов и стонов удивительным образом превращают эту абстрактную запись в альтернативную клубную классику.

Видео, снятое Крисом Каннингемом, с гримасой Ричарда Д. Джеймса, более известного как Aphex Twin, было таким же запоминающимся и сводящим с ума, как и сам трек. Оно все еще преследует многих по сей день.

На кого это повлияло:

Знакомя мир с жанром IDM (интеллектуальная танцевальная музыка), Windowlicker оказал большое влияние на Squarepusher, Autechre и даже на современных классических композиторов, таких как Philip Glass.

 

Laurent Garnier — The Man With The Red Face (2000)

За год до того, как Daft Punk нанёс французский хаус на карту, Лоран Гарнье выпустил The Man With The Red Face — оркестровую танцевальную композицию, в которой эйсид-джаз замысловато переплетается с техно.

Как возникла эта комбинация? Гарнье объяснил, что его зачем-то пригласили участвовать в джазовом фестивале и он подумал, что было бы не вежливо с его стороны играть только техно. Так появилась композиция Man With The Red Face.

На кого это повлияло:

Это стало основой для новой школы диджеев, став классикой особенно для берлинской сцены — Âme, Dixon, Ben Klock и Booka Shade.

 

Daft Punk – One More Time (2001)

Когда композиция впервые появилась в эфире, господствовала эра суперклубов. One More Time — позывные двух роботов, которые мечтали родиться в Чикаго, но вместо этого объединили звуки винтажной души и Фрэнки Кнюклеса с неописуемым, всепоглащающим французским оттенком.

One More Time сверкала, как будто Studio 54 доставили в Париж, и хаус-музыка обрела второе дыхание в виде французского хауса. Земляки Кассиус, Бази Пи, Этьен де Креси и одноименный лейбл Ed Banger Records все нашли свое вдохновение в хите Daft Punk.

На кого это повлияло:

Канье Уэст, Фаррелл Уильямс, Феникс, LCD Soundsystem … список бесконечен.

 

High Contrast — Racing Green (2004)

Драм энд бэйс всегда создавался в стиле «сделай сам», но композиция High Contrast подняла этот жанр танцевальной музыки на новый художественный уровень. Racing Green, наполненный оркестровыми струнными и ударными ударными, добавил чувственности и душевности жанру, который известен своей холодной порочностью.

На кого это повлияло:

Racing Green — это запись, которая могла быть создана только в Великобритании, она стала образцом для Chase & Status, Nero и The Streets и попала в наш список из 30 треков, которые повлияли на современную танцевальную музыку.

 

Soulwax — E Talking (2004)

Бельгия подарила EBM (Electronic body music), но именно уроженцы Гента Soulwax вынесли EBM на мейнстрим-арену, а он тут же начал распространятся с колоссальной скоростью в геометрической прогрессии.

Два брата Dewale, известные своим кросс-жанровым изяществом, продолжили объединять панк, электро, техно, инди и классический рок, чтобы создать нечто трансформирующееся, бесконечное, что невозможно загнать в тупик.

«E Talking» сделал танцевальную музыку модной и положил начало новой эре танцевальной музыки в которой начали сплетаться группы и продюсеры.

 

Justice Vs Simian — We Are Your Friends (2006)

Если Blue Monday от New Order был самым грандиозным танцевальным инди-кроссовером 1980-х, то ремикс Justice на песню Simian We Are Your Friends в нулевые стал самым близким его эквивалентом. Это превратило грязный инди-джем в блестящий, но громоздкий танцевальный хит.

В результате доработки семлером, сиквенсром и синезатором композиция сохранила хаотичное качество оригинала, но добавила деликатную долю столь необходимого французского фанка. Долгое время это было главным танцевальным блюдом в Великобритании и за её пределами. На самом деле, инди-дискотека не инди, пока из динамиков не зазвучит We Are Your Friends.

На кого это повлияло:

Это превратило Simian в Simian Mobile Disco и помогло родить короткую, но бурную эпоху нового рейва. Без этого трека мы, возможно, никогда не услышали таких как Эрол Алкан, Late of the Pier и Klaxons.

 

Burial — Archangel (2007)

До того, как дабстеп стал сокращением для шатких ремиксов, загруженных на YouTube, Archangel, созданный загадочным Burial, ознаменовал эволюцию ямайского даба и джангла и стал навязчивой мелодией современной жизни.

В 2007 году Саймон Рейнольдс назвал Untrue — альбом, который породил Archangel, — самым важным электронным альбомом века, и спустя десятилетие это заявление по-прежнему имеет вес.

На кого это повлияло:

Archangel стал предтечей Джеймс Блейка, Mount Kimbie и The XX. Неожиданно, но даже поп-звезды, такие как Бритни Спирс и Тейлор Свифт, включили звуки в стиле Archangel в свою музыку.

 

La Roux — In For The Kill (Skream Remix) (2009)

До того, как дабстеп подобрался совсем близко к мейнстриму, он существовал в относительной безвестности на заброшенных складах южного Лондона, но жёсткий ремикс Skream на песню La Roux — In For The Kill изменил все это. Еще более впечатляет тот факт, что продюсер Кройдон был в то время еще подростком.

На кого это повлияло:

Удивительный ремикс Skream на хит La Roux помог новому рейву передать эстафету дабстепу, познакомив широкую публику с Magnetic Man и ему подобными.

 

Caribou — Sun (2010)

Танцевальную музыку часто можно охарактеризовать ритмами 4/4 и арпеджио, но с Sun Дэн Снейт из Карибу нарушил все правила, показав слушателям, что психоделика имеет своё место на танцполе.

На кого это повлияло:

Sun принесла радость на фестивальные поля, оказав влияние на звучание всех, от Tame Impala и Jon Hopkins до Four Tet и Floating Points.

 

Julio Bashmore — Au Seve (2012)

Бристоль по праву считают одной из колыбелей танцевальной музыки, и в 2012 году фокус снова вернулся на Запад Англии с Au Seve Хулио Башмора. Композиция стала предшественником нового воплощения музыки хаус, которая с тех пор вдохновила бесчисленное количество производителей спален.

На кого это повлияло:

Au Seve познакомил нас с новым подходом к британской хаус-музыке и показал, что так можно Disclosure, Bicep и много кому ещё.

 

Disclosure ft. Sam Smith — Latch (2012)

Со своими душными тонами и искренней любовной лирикой, Latch — современная ода сердечной хаус-музыки Фрэнки Наклза и Джо Смута.

С появлением в Соеденённых Штатах EDM, песня превратила двух братьев из Суррея в хедлайнеров фестивалей.

На кого это повлияло:

Latch познакомил новую аудиторию с чикагским хаусом и помог поднять танцевальную музыку на новую высоту живых выступлений. От клубов Лас-Вегаса до фестивалей по всему миру, живая танцевальная музыка в этот момент процветала как никогда.

 

Daniel Avery — Drone Logic (2014)

Drone Logic от Daniel Avery пульсируют неутомимой энергией, возвращаясь к лучшим работам The Chemical Brothers, Drexciya и Nine Inch Nails. Это доказало, что британская клубная музыка может уходить в прошлое, одновременно прокладывая новые пути в будущее.

На кого это повлияло:

Drone Logic со своим оттенком эйсид и навязчивыми риффами, заложил основу для Ghost Culture и Kelly Lee Owens.

 

Bicep — Glue (2017)

Bicep годами болтались в андеграунде, но в конце концов Клей нашел свое место в сознании общественности, смешав брейкбиты и эйсид-хаус.

На кого это повлияло:

Ссылаясь на трансцендентную хаус-музыку начала 1990-х, Glue представил широкой аудитории новую танцевальную музыку и стал качественным творческим пинком для многих продюсеров, среди которых Ross From Friends, Mall Grab и Project Pablo.

 

Peggy Gou — It Makes You Forget (Itgehane) (2018)

Сейчас трудно сказать перейдёт ли It Makes You Forget в разряд классики. Однако для Пегги Гоу песня стала мощной стартовой площадкой: после успеха композиции она курировала свой собственный фестиваль в Лондоне и основала лейбл Gudu Records.

Стоит посмотреть через несколько лет, наверняка, It Makes You Forget всё ещё будет звучать в клубах наряду с более свежими треками Starry Night и Han Pan.

На кого это повлияло:

Возможно, еще рано говорить, но наряду с такими именами, как The Black Madonna, Honey Dijon и другие, Пегги Гоу воплощает важные изменения в танцевальной музыке, вдохновляя все больше женщин-продюсеров и разрушая гендерные стеклянные потолки в индустрии.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.