Миша Мищенко: Искусство это не рефлексия, это дар Бога

Музыкант Миша Мищенко – о влиянии эмбиент-музыки, работе в кино и человеческих ценностях в эксклюзивном интервью для Eatmusic.ru

Илья Кудрин – EM
Миша Мищенко – ММ

EM: Как ты пришёл к эмбиенту и как ты понимаешь эту музыку для себя?

ММ: Я помню как в 2008 году сидел на кухне у своего друга в Москве, глубоко ночью мы разговаривали о том, что бы эдакого послушать нового. Тогда мне включили музыканта Biosphere и я слушал этот трек на протяжении полугода на повторе. Он для меня казался будто с другой планеты, новый язык который я только пытался понять. Сразу почему-то вспомнил фильм “Прибытие” с саундтреком Йохан Йоханссона. С тех прошло больше 12 лет и я записал свой первый альбом в данном стиле. Мелодии, которые слышит слушатель на альбоме, были сделаны из снимков рельефа и переведены в midi сигнал. Оказывается у земли есть своя идентичность и она звучит не хуже, чем музыка написанная человеком. Ее только нужно аранжировать. В планах  также записать альбом, как звучат все национальные парки Америки, чтобы показать людям эту магию звука.

EM: Ты говорил, что в мире должно быть больше светлой музыки. А что же делать с реалиями жизни? Стоит ли их выражать в искусстве?

ММ: Во время пандемии, когда все сидели по домам – мы с женой решили уехать жить подальше из центра Москвы. Около года я прожил рядом с лесом и каждое утро у меня начиналось с 4-часовых прогулок по лесу с моим псом, купанием в проруби и прослушиванием аудиокниг. Тогда у меня начался новый этап самопознания, своего места под солнцем. И если кто-то меня спросит что я бы посоветовал почитать для саморазвития – я всем советую любые книги про Даосизм. Мы живем в большем случае в дуальном восприятии мира, так как западная философия и западный мир везде имел свое влияние. Гармония жизни – то к чему я стремлюсь в своей искусстве, не подразумевает под собой рефлексию так как это главный камень преткновения большинства творцов. Искусство это не рефлексия, это дар бога. Ответственность падает на всех нас за наши действия, в частности на людей искусства. Ты можешь делать искусство вне зависимости от эмоций, эго и других ментальных конструкций, которые только как пелена мешают увидеть ясно картину. Если ты пишешь музыку, накачивая себя эмоциями, или ждешь вдохновения, то как такое искусство сможет повлиять на людей которые вокруг тебя? Раздувая свое эго размером с небоскреб, не беря ответственность за свои действия и только ковыряясь в душевных ранах, находишь людей, которым тоже также плохо как и тебе. И вы начинаете вместе ковыряться в своих язвах, теша себя этим. То, что мы несем в этот мир при помощи таланта творца, преобразовывая энергии во что-то более понятное для человечества может изменить наше восприятие. Поэтому я говорю про свет в искусстве и что быть творцом – это великая ответственность.Возможность вести людей к осознанному восприятию жизни вокруг. Сострадание к миру вокруг нас, особенно в наше время, это не социальные посты и раздувание проблем, а принятие ситуации и помощь людям увидеть сквозь этот новостной мрак луч надежды. В наших руках привести мир к свету и возможно нам стоит кардинально пересмотреть отношение к искусству. Много кто из моих знакомых музыкантов говорит, что вся музыка написана, но возможно не нужно изобретать новые более сложные конструкции а только изменить само отношение к созданию музыки и искусству в целом.

EM: Как в нынешнее время музыканту не быть графоманом и не исчерпать идеи?

ММ: Делать себе детокс и иногда просто позволять себе не писать музыку и заниматься посторонними делами. Гармония в том, что в паузах даже бывает больше музыки, чем в самих нотах.

EM: Что тебя привлекает в Скандинавии?

ММ: В 2007 году когда я первый раз услышал группу Sigur Ros, их музыка оставила неизгладимый след. Мои первый гастроли были с такими скандинавским коллективами как Mum, Husky Rescue, Olafur Arnalds. Я находил в Скандинавии нестандартные подходы к музыке, признаться для меня до сих пор исландские музыканты самые аутентичные в своем творчестве. Люди северные более теплые в отношениях и всегда приходят на помощь.

EM: Как бы ты охарактеризовал свою работу для кино?

ММ: Моя первая работа связанная с кино была в 2011 году. Ребята из Нью-Йорка попросили меня написать музыку для их короткометражки, и честно сказать это оказалось не так просто как я думал. Может потому что это был артхаус и ребята не знали чего сами хотят, а возможно из-за моей неопытности в написании саундтреков. Но в последствии я выпустил мини-альбом в стиле нью-диско Diamond Pills. Один трек мы сделали с певицей Манижей.  Даже выступали пару раз на разных вечеринках. Впоследствии с ростом моей популярности мне стали приходит различные заказы и в сумме к этому году я сделал порядка 30 фильмов, в основном для фестивалей и где-то около 5 фильмов для телевидения и массового проката. С кино связанна у меня долгая история – еще в детстве с 12 лет увидев первые фильмы из серии “Властелина Колец” и Гарри Поттера, магия кино меня очаровала. Это были целыми миры, где композитор играл не самую последнюю роль. Музыка в кино как клей – она сглаживает неровности, подхватывает зрителя и ведет его по всей истории раскрывая картину в полной мере. Существуют долгие союзы между режиссером и композитором так как эти два человека создают при помощи своего видения целостность картины. Первые мои альбомы были сделаны для симфонического оркестра с хором, и наверное это самые светлые мои работы, к ощущениям которым я хочу вернуться. В 2017 году у меня сбылась мечта и мы сделали первые концерты с моей музыкой для состава из 115 музыкантов. Надеюсь в будущем в Штатах я смогу и дальше заниматься столь масштабными произведениями и написанием музыки для фантастических фильмов и сериалов. В жанре фантастики меня всегда привлекала широта воображения и музыка которая сопровождает подобные фильмы никогда не оставлял меня равнодушной.

EM: Какие впечатления у тебя остались от Олавюра Арнальдса и его творчества?

ММ: Мне нравится его творчество. Играя концерты была возможность познакомиться с ним и с его музыкантами поближе. Я никогда не забуду как бежал в магазин за бутылкой виски перед отъездом и на следующий день в поезде у ребят было достаточно сильное похмелье (смеется). Также менеджер Олавюра предложил  поиграть на фестиваля Репербан в Гамбурге что для меня было приятным сюрпризом, но не обошлось без приключений. Когда мы приехали на фестиваль с моей виолончелисткой Миной Закич нам сказали что у них не готов бэкстейдж и нам придется выступать без электроники. В итоге я перенервничал, но мы поиграли около получаса мои сольные произведения и музыку для дуэта после чего решил, что нужно лучше готовиться к подобным ситуациям и стараться оптимально продумывать весь список композиций на всякий случай.

EM: Ты делаешь собственные музыкальные библиотеки. В чем твоя основная задача как созидателя звука?

ММ: Еще давно в 2011 году когда я впервые начал пользоваться сторонними библиотеками инструментов, меня посещала мысль как делать музыку более аутентичной. В своих альбомах я люблю смешивать все, что приходит в голову. От этники до электроники, хора нестандартных инструментов, таких как хрустальная арфа, катушка Тесла и печатная машинка. Со временем у меня уже сложились свои библиотеки из привезенных с гастролей инструментов. Их было настолько много. что в один момент я понял, что лучше я их буду все хранить в сэмплах, а не вытаскивать каждый раз и записывать когда это было необходимо. Вообще история про коллекционирование музыкальных инструментов (в частности этнических) у меня продолжалась очень долго и в 2018 году я решил полностью все записать, сделать свои аутентичные библиотеки которыми я пользуюсь и по сей день. Вишенкой на торте стало сотрудничество с детским хором большого театра из записей которого я сделал прекрасную библиотеку, которой пользуется все мои друзья композиторы. И во время пандемии я познакомился с Ильей Ефимовым , с которым мы хотим в этом году выпустить библиотеку моего английского пианино Challen 50 годов. Я вспоминаю как летом я сидел и по 6-7 часов каждый день записывал каждую ноту пианино по 20-25 раз. Настоящая медитация (смеется).

Мне пришла в голову идея наклеить полоски фетровой ткани на молоточки, чтобы сделать пианино более четким, так как если ты просто кладешь ткань на все струны сразу, то звук играемой ноты становиться не такой четкий. Отдельно хотел бы написать про работу с Ильей, так как он мастер своего дела и на днях когда мы с ним созванивались я вспоминал как пользовался для работы его библиотеками еще в 2013 году . Невероятно талантливый человек, с очень нестандартным мышлением и подходом к созданию из инструмента произведения искусства.

EM: Почему ты решил перебраться из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк и какие цели ты ставишь перед собой в Большом яблоке?

ММ: Все просто. Так как большую часть жизни я прожил в мегаполисе, мне в Лос Анджелесе не хватало энергии города. Лос Анджелес для меня ассоциируется больше с курортным местом, где люди никуда не спешат. Есть даже интересная особенность людей из этого города про которую мне говорили местные жители и с которой я потом сам столкнулся – если тебе что-то пообещали, вероятность 99 процентов что этого человек не сделает или просто забудет про свое обещание. Как на испанском языке это звучит в одном слове – mañana! Плюс я человек севера и мне не хочется жить в вечном лете, а скорее видеть все краски сезонов. И конечно же огромный плюс Нью-Йорка, что везде можно просто добраться на общественном транспорте. Оказалось, что я не так люблю водить машину, как жители Лос-Анджелеса.Удивительно, что все знакомые и друзья утверждали, что мое место в Нью-Йорке. Так и получилось (смеется).

EM: Как не затеряться в мире, которым правит искусственный интеллект и оставаться музыкальным слушателем с правильными вкусами?

ММ: Я вспоминаю Эриха Фромма с его словами из книги Art of Love: “Мы живем в мире, где человечество постепенно роботизируется, и AI тому подтверждение”. Обыватель сейчас не ищет, за него все находит BIG DATA, которая определяет что ему смотреть, с кем дружить и что думать. Прежде всего, если у человека есть потребность что-то менять и искать новое, нужно пробираться через тернии чтобы найти то, что действительно тебя взбудоражит и выведет из состоянии сна. Иногда, чтобы что-либо найти, нужно потеряться и только тогда ты осознаешь  что необходимо менять. Жизнь – движение и если общество будет дальше “одурманиваться” безопасностью и отдавать вожжи правления своим разумом корпорациям и людям которым это выгодно боюсь нам придётся долго еще вылезать из того состоянии в котором сейчас находиться общность. Но я верю в то что все возможно, и тьма не может существовать без света, так как по сути они являются частью одного целого.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.