Вам когда-нибудь приходилось слышать словосочетание «русский прогрессивный рок»? Вы можете назвать хоть одну группу, играющую в этом жанре? Окей, допустим, московский коллектив Оргия Праведников, известный в довольно широких кругах любителей отечественной рок-музыки в своем эклектичном смешении разных стилистических пластов имеют некоторое косвенное отношение к прог-року, и они это вроде как сами признают; но все же это в довольно большой степени традиционный русский рок, пусть и с некоторыми отклонениями. Допустим, найдется в паре-тройке городов несколько кучек музыкальных гурманов, ценителей «чего-нибудь посложней», о которых за исключением крайне узкой, небольшой аудитории, состоящей на 90 процентов из друзей и знакомых — ни слуху, не духу. Тем более в большинстве случаев это подражатели, которые мало что могут предложить нового, чего-то действительно интересного — от себя.

Adaen не такие. Это не просто три человека, собравшиеся под флагом прогрессивной музыки. Это не просто смешение прог-рока и пост-металла от последователей Muse, Dream Theater и Messugah. Это целый волшебный мир со своими принципами, своими радостями и трагедиями. Это животрепещущее сердце человека, которому не все равно, что происходит вокруг него.

adaen

История этой группы началась в недалеком 2009-м. До этого Валентин Березин,  вокалист/гитарист и идейный лидер Adaen, успел поиграть в нескольких коллективах, среди них – DiapAson, ISO (Inflammable Snowy Orbs, образована на останках DiapAson, распавшейся в 2007-м), Medula и Gluttony. Первый сольный альбом Dancing Metropolis Burial был задуман Валентином, фронтменом будущей группы, как воплощение всего того, что он любил и ценил в музыке. Это была стадия «one-man project»: Валя сам брал в руки инструменты (гитары, бас, клавишные), сочинял мелодии и записывал их, а помогал ему в этом его друг, звукорежиссер Александр Перфильев (бывший резидент Def Records, студии гр. Deform на Преображенской площади).

По сути, задача на данном этапе просто сводилась к тому, чтобы собрать на пластинке несколько песен, которые можно было бы залить на плеер и слушать с удовольствием не меньшим, чем от прослушивания «чужой» музыки — исполнителей, вдохновивших на создание этого альбома. Среди этих исполнителей можно однозначно выделить Muse (многие инструментальные пассажи и характерные вокальные модуляции в верхнем регистре наводят на такие мысли) и Dream Theater, которые, по признанию Валентина, впервые познакомили и пристрастили его к прогрессивной музыке. Также слышны локальные отголоски многих других коллективов: Silverchair, Ozzric Tentacles, Porcupine Tree, Anathema, Breaking The Benjamin, Green Carnation, Tool, A Perfect Cycle — всех не упомнишь.

Однако дело пошло дальше, чем было задумано изначально: альбом вызвал отклик в сердцах слушателей, группа была замечена, и Adaen постепенно превратился из проекта одного человека в полноценную группу. Вслед за дебютным мини-альбомом ‘Dancing Metropolis Burial’ выходит первый полноформатник Virginity, включивший в себя 10 песен, затем — череда синглов: Flies On a Dancefloor, A Man On a Lead, EP ‘Scarlet’ и двухтрековый релиз No Trees, No Sons, No Homes. За это время состав группы успел несколько раз поменяться : в нём в разное время успели побывать музыканты групп Jars, Porno Creep, Prea Hada, TOTR и других. Неизменным членом коллектива оставался только Валентин.

Adaen весьма и весьма котируется в кругах российских хардкор-, метал- и прог-тусовок, слухи о ней даже пересекли границы нашей страны благодаря тому, что группа выступала на разогреве у зарубежных групп разной степени известности: Tesseract, Proghma-C, Junius, Tera Melos, The Ocean и многих других, всех не перечислишь. Они засветились на нескольких фестивалях, среди которых был фестиваль прогрессивной музыки ProgPower Russian Edition в октябре 2010 года. В ноябре 2013-го группа выступила в клубе «Театръ» на Старой Басманной (Большая сцена) на разогреве у именитых Riverside — чудесной прог-рок группы родом из Варшавы, которая в свой второй визит в Россию привезли с собой свою пятую студийную работу.

Большим делом, растянувшимся на несколько лет, стала миссия песни 1915, написанной после релиза Virginity и посвященной геноциду армянского народа османской империей, случившемуся 100 лет назад, 24 апреля. Валентин, будучи учителем английского языка, узнал об этом в ходе т.н. лингвообмена от армянских детей, у которых он преподавал. И хотя в его жилах не течет армянская кровь, эту трагедию он воспринял очень близко к сердцу. Это настоящий пример для подражания: временами следует раскрыть пошире свои глаза и увидеть что происходит вокруг, увидеть мир в его истинных цветах, обратить внимания на какие-то проблемы, которые пусть мы раньше и не замечали и нас, как нам кажется, напрямую не касаются, все же остаются очень серьезными и требующими самого пристального внимания.

Тут придется немного отвлечься от основной темы, чтобы понять суть того, о чем идет речь. Дело в том, что эта песня была написана специально для Сержа Танкяна. Вокалист легендарной ню-метал группы двухтысячных System Of A Down (теперь уже и не скажешь экс-, поскольку S.O.A.D официально объявили о реюнионе и сейчас пишут долгожданный шестой альбом), неоднократно поднимавшей проблему армянского геноцида в своих песнях (с ходу вспоминаются P.L.U.C.K. и War?), коренной армянин, эмигрировавший в раннем детстве с семьей в Америку — кому как не ему знать об этой трагедии не понаслышке? Серж не просто воспевает её в своих песнях — он занимается различной гуманитарной деятельностью, так или иначе связанной с увековечением данной темы. В частности, он участвовал как композитор в создании фильма «1915» армянского режиссера Карина Ованнисяна, закрытый показ которого состоялся 19 апреля в кинотеатре «Пять звезд» на Павелецкой. Именно здесь, после нескольких лет отчаянных и практически безнадежных попыток пересечься с легендой армяно-американского альтернативного металла это наконец-то случилось: группа передала две копии текста песни и саму песню на CD лично в руки Сержу и Карину. Миссия 1915 была выполнена. Что будет дальше — время покажет, остается только ждать и надеяться.

Музыку надо слушать:

Надо, несомненно, сказать пару слов о текстах группы, которые являются важнейшей, неотделимой от собственно музыкального материала частью их творчества. Песни Adaen высвечивают различные социальные, историко-политические и этические проблемы как нашей страны, так и всего мира — проблемы, которые мы зачастую игнорируем, на которые мы ленимся или усиленно стараемся не обращать внимание, которым мы не придаем серьезного значения. Это могут быть масштабные катастрофы, а могут быть проблемы отдельно взятых людей, мелких, якобы незначимых единиц, «лишних», которые (проблемы) на самом деле ничуть не меньшие катастрофы, чем глобальные войны, репрессии, засухи, наводнение и проч.

 

Совсем недавно группа представила на суд общественности новую песню Peine Forte Et Dure (ее можно найти в виде студио-лайва на You Tube или же на официальной странице группы «В Контакте» , которая вызвала довольно неоднозначную реакцию у публики и которая, несомненно, заслуживает отдельного разговора. Это песня о страшной, черной странице нашей истории — трагедии советских инвалидов времен Второй Мировой войны, которые были помещены в пансионы закрытого типа. Лучше всего тут, конечно, процитировать самих Adaen и вместе с ними — небезызвестную «Валаамскую тетрадь» Евгения Кузнецова.

«…ночью органы провели облаву, собрали всех инвалидов и эшелонами отправили их на Соловки. Без вины, без суда и следствия. Чтобы они своим видом не «смущали» граждан. Мне кажется, что инвалиды прежде всего вызывали злость у тех, кто действительно пересидел войну в штабах. Их вывезли из всех крупных городов СССР. «Зачистили» страну. Вывезли даже «самоваров» — людей без рук и без ног. На Соловках их иногда выносили подышать свежим воздухом и подвешивали на веревках на деревьях. Иногда забывали, и они замерзали. Это были в основном 20-летние ребята»

Hanging on a tree I am a victory bucket…
Я вишу на дереве, я — венок Победы…

Валя: «Я специально долго искал слова для названия, которое наилучшим образом опишет чувства героя песни. «Peine forte et dure» — так называлась средневековая пытка, «давление камнями». Что чувствует человек, потерявший все в сражениях за родину, и после отправленный ей же на край земли, как отработавший механизм?.. Мне кажется, моральное давление было гораздо сильнее физического…»

 

 

I was promised death of a hero
All that remains from me smiles from a mirror
Soldiers of misfortune we complete our mission
They emptied the streets from us, left our apparition

Мне обещали смерть героя Все, что от меня осталось — улыбается из зеркала Солдаты неудачи, мы завершаем свою миссию От нас очистили улицы, но оставили там наши призраки.

«В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого «позора». Страна карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: «Вот это все!» Дальше — тупик. Дальше — тишина…» (Е. Кузнецов, «Валаамская тетрадь»)

Sing on!
The voice of a wingless bird
Will be never heard
For so long you could carry on, you could carry on
Silence my body and open the window
Singing lavatory — you’re my kingdom
A couple of nurses enthrone me to your sink

Пой дальше, бескрылая птица, ты не будешь услышана Так долго ты мог сопротивляться Успокойте моё тело, откройте окно, Поющая уборная — моё королевство, А трон, на который меня возвели медсестры — туалетная раковина»

Это не единственная песня, посвященная проблеме инвалидов. 19 апреля состоялся большой сольный концерт в клубе Brooklyn Club с полноценным двухчасовым сетом, включавшим в себя дебютный альбом, который был исполнен группой в первой части мероприятия, а после небольшого, пятнадцатиминутного антракта они сыграли лучшие песни со всех своих релизов, а также пару новых треков и каверов. Парни поражают своей техничностью, эмоциональностью, драйв просто фонтаном хлещет из каждой их ноты, каждого удара бочки, каждого телодвижения; но больше всего поражает честность и открытость лидера группы, который не боится и не стесняется говорить о проблемах, которые многие из нас и проблемами-то не считают (или же попросту не подозревают о существовании оных). В какой-то момент, в паузе между песнями он решил рассказать о том, откуда взялось это странное, на первый взгляд, название первого альбома — «Похороны в танцующем городе». Невероятно, но факт: с каждым следующим предложением в зале становилось все тише и тише — люди поняли, прочувствовали всю серьезность спича и внимательно слушали.

Как-то раз, гуляя ночью по Невскому проспекту, Валя стал свидетелем картины, которая поразила его до глубины души: пожилая женщина в грязной одежде, склонившись к земле в какой-то нелепой, напряженной позе, широко расставив ноги, пыталась собирать стеклянные бутылки. Приглядевшись, можно было увидеть, что она была на протезах. Он не помог ей тогда — постеснялся, точно также, как и подавляющее большинство из нас — и до сих пор его терзают муки совести. Из тяжких размышлений об этой ужасной картине, об этой несчастной, одинокой, беспомощной и никому не нужной женщине и родилась эта метафора — «похороны в танцующем городе», маленькая трагедия, незаметная на общем хаотическом фоне бурлящей городской жизни.

 

Последним альбомом группы на данный момент является вышедший в 2013 году EP ‘Hearts True… Bypassed’ — потрясающая работа, невероятно эмоциональная и честная по всем фронтам, в то же время не уступающая в техничности своим предшественниками. На этом альбоме группа немного отошла от своей прежней стилистики, добавила больше хардкорного, агрессивного, более «мужского» звучания, чему поспособствовал мощный, брутальный голос бывшего бас-гитариста Сергея Ильичева (ушедшего вскоре после презентации альбома) на бэках, которые во многом сделали атмосферу альбома. Впрочем, несмотря на некоторые новые оттенки звучания, здесь заметны отсылки к их более ранним вещам – таким, как Scarlet, Fire, My Captain.

Очень большой интерес представляют тексты песен и на этом альбоме. Интро Link Up The Cycle, плавно переходящая в Dissuade, родилась из крайне неприятных и тяжелых для Вали воспоминаний о разговоре с одним из слушателей, который, очевидно, пришел на концерт просто чтобы послэмиться, «поугорать»; этот человек не стеснялся хвастать тем, что он догхантер. Вспоминая эту беседу, Валентин говорил: «нет, ребята, наша музыка не для вас, не для таких, как вы».

Wish you were torn to pieces by the crowd
Shooting dogs in the streets, you are so proud

Как бы я хотел, чтобы толпа разорвала тебя на куски
Ты так горд тем, что отстреливаешь собак на улицах

В звукоинженерии есть такой термин — true bypass. Он относится к устройствам звукового тракта, которые, пропуская через себя звуковой сигнал, никак не обрабатывают его, не влияют на его количественные и качественные характеристики, пуская его «в обход». Hearts True Bypassed — это метафора холодного, равнодушного сердца, которое, подобно вышеупомянутым приборам, пропускают эмоцию, чувство мимо себя, никак не затрагивая их — «в одно ухо залетело, из другого вылетело». Airship Graveyard – это очередной реквием по мечте, чему-то нереализованному, разбитому, опустошенному. Название заключительного трека Blockade говорит само за себя: это песня о блокаде Ленинграда, которая начинается со страшного, пробирающего до мозга костей речитатива пожилой женщины, рассказывающей о своих утратах.

Имя для коллектива, по словам Валентина, было придумано случайно — просто было взято понравившееся слово. Adaen — это вариант женского имени Эден, корни которого лежат в древней Африке. Переводится оно как «похожая на мать». Может быть, здесь и не было никакого умысла, но все же возникают определенные ассоциации: во-первых, это голос вокалиста, с характерным преобладанием высоких частот, с немного женственным тембром, что еще более подчеркивается мелодичностью аранжировки; во-вторых, это отношение к окружающему миру как к чему-то очень красивому, масштабному и в то же время хрупкому, нежному, ранимому. Такое отношение может быть у любящей матери к своим детям, у супруги к своему любимому мужу, у девочки – к красивому цветку, порхающей бабочке или лучикам восходящего солнца. Это название очень подходит группе, активно проповедующей в своих песнях антивоенные взгляды.

Adaen — это не просто техничный прог-метал с невероятно эмоциональной подачей. Это не просто хороший вкус в сочетании с профессиональностью музыкантов и качественной, продуманной реализацией музыкальных идей. Это не просто сухая, рациональная концепция: это месседж, послание обществу, каждому из нас. Каждая их песня, если вслушаться, заставит вас о чем-то задуматься: о себе, об окружающих вас людях и их «маленьких» трагедиях, о неоднозначности истории и сомнительной этике. Это настоящая, честная музыка от настоящих, честных сердец, пламенных сердец, которых так не хватает нашей Родине.

 

 

Adaen это:
Валентин Березин (ex-DiapAson, ISO)- вокал, гитара;
Александр Воронцов (ex-God Temts Hero)- бас-гитара, бэк-вокал;
Андрей Борисенко (ex-Hostile Breed, Fewly Joice) — ударные.

Слушайте хорошую музыку.
May the Rock be with you.

Официальные страницы группы Adaen:

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Основатель и главный редактор журнала Eatmusic.ru. Интернет-маркетолог в бесконечном поиске вдохновения.