Александр Пушной в интервью: «У вас есть возможности, которых не было у нас. Пользуйтесь ими!»  

 Александр Пушной сыграет большой электрический концерт 08 июля на сцене московского YOTASPACE, а уже на следующий день музыканта можно будет встретить на фестивале НАШЕСТВИЕ. Следите ли вы за его музыкальным творчеством, следуете ли за ним сквозь гитарные дебри или просто помните, как самого веселого и эрудированного ведущего на нашем телевидении, Александр Пушной всегда вызывает уважение и будит внутри желание хотя бы раз пообщаться с ним лично.

Легкость в общении, умение рассказывать обо всем интересно и просто, открытость мышления – всё это есть в Александре. Стоит ли удивляться, что с таким собеседником хочется общаться бесконечно? Музыкальный журнал Eatmusic встретился с Александром и узнал, кем же на самом деле он себя ощущает; чем не пользуется подрастающее поколение; и что музыкант чувствует, выходя на сцену. Кстати, по стечению обстоятельств наше интервью состоялось во французском кафе, но из обширного меню господин Пушной выбрал борщ. Объясняется ли это закоренелостью вкусов, или Александр во всем стремится к приятной простоте, нам еще предстояло выяснить.

 Александр Пушной в интервью: «У вас есть возможности, которых не было у нас. Пользуйтесь ими!»   

 

ЕМ: Здравствуйте, Александр! 08 июля вы играете большой летний концерт в YOTASPACE. Почему именно сейчас?

Александр Пушной: Привет, Eatmusic! Уже более двух лет компания Navigator Records и их яркий представитель Руслана (с нами находится менеджер Александра Пушного Руслана – прим.ред.) пытаются доказать себе и мне, что мои усилия ненапрасные. Я благодарен им за это, потому что они бьются до конца. Мы даем примерно три-четыре клубных концерта в год. При этом все для довольно узкого круга людей. Например, для тех, кто когда-то залезли ко мне на YouTube-канал и, кроме обзора видео- и аудиоаппаратуры, услышали где-то пару моих песен и решили прийти на наше выступление в клуб. Мы решили экспериментировать и взять YOTASPACE, сделать вход по триста рублей (по нашим временам, это не самая большая сумма), и таким образом расширить нашу аудиторию. С одной стороны, я должен сейчас всех агитировать, а с другой я понимаю, что многие наши люди любят автоматически вешать ярлыки и переубедить их в этом невозможно.

Для кого-то я являюсь законченным наркоманом еще со времен КВН’а, хотя если бы я был таковым, поверьте, долго бы не протянул. Для кого-то стал клоуном из телевизора. Не важно! В любом случае, для людей, которые не знают меня с музыкальной стороны, будет недорогой входной билет и ответы на кучу вопросов. Там будет громко… и очень громко! Балета, цирка, фантастических визуальных эффектов нет.

Единственное, что добавлю еще! В наше цифровое время единственное место, где можно услышать живой звук, тот самый аналоговый звук, о котором бредят люди на YouTube, можно услышать на концерте…

 

ЕМ: Вы, кстати, довольно много о нем рассказываете у себя на канале.

Александр: Да! Но на YouTube довольно много людей, которые о нем говорят, но при этом не хотят ничего делать. Это как быть рыбаком, перебирать блесна, рассказывая о своей рыбалке, при этом сидя дома и не выезжая на природу. На концерте все по-другому. Я получаю от этого удовольствие!

Мы недавно играли на мероприятии частного плана, где перед нами играла неплохая кавер-группа, которая, как и многие кавер-группы, играет, в принципе, всё. Очень правильно, четко. Моя команда выступала после них, так как я еще и вел мероприятие. И мы понимали, что должны выйти и сделать что-то интересное. Каверы – это все-таки отдельная история, потому что наши версии не всегда могут узнать авторы произведений, но все равно надо как-то отличаться от хорошо сколоченной группы, которая играет регулярно. И мы поняли, что не можем взять ничем другим, как просто играть. Наш барабанщик, например, замечательно поет. Как только мы начали, сразу стало очевидным, что мы оторвались от предыдущей команды по децибелам. Так как люди были уже хорошо подготовлены, мы просто сделали громко и хорошо!

Руслана: У вас есть еще клавишник…

Александр: Нам он достался по наследству (улыбается). Он просто есть. Но мы его научили, что, когда играется гитарный рифф, не надо играть вместе с гитарой. Лучше делать как в Rammstein (показывает голосом космический восходящий звук в духе партий Флаке, клавишника Rammstein). Хотя надо отдать должное, в отличие от меня – мое музыкальное образование закончилось после музыкальной школы, наши музыканты они все реально с консерваторским образованием. Я вообще удивляюсь, как я так не сделал свой концерт, чтобы они, например, выходили и играли что-то в стилях от джаза до фанка, а потом выходил я и выдавал что-то такое (показывает ревущий гитарный бой). Но не получается!

 

Александр Пушной в интервью: «У вас есть возможности, которых не было у нас. Пользуйтесь ими!»       

 

ЕМ: У вас есть свой собственный внутренний барьер, что у вас нет музыкального образования, а у ваших музыкантов оно есть?

Александр: Они учат меня! Кстати, это касается, в основном, молодых исполнителей, которые приходят на YouTube с разных концов света и считают, что там можно просветить себя. Чисто теоретически, да, каждый человек, за исключением жителей Центральной Африки, может зайти в Интернет и ткнуть на обучающее видео. Так вот у всех них, и меня туда тоже можно включить, есть одна проблема. Называется она «Мы играем в стиле…». Я, например, люблю играть как сумасшедший. Вы знаете о том, что такое играть вперед?

ЕМ: Играть вперед – это играть с опережением, когда ты торопишься там, где этого не требуется… И обычно профи рекомендуют играть назад.

Александр: Часто складывается ощущение, что ты играешь медленно, потому что эмоции захлестывают. Когда играют музыканты-профессионалы, то они всегда держат ритм. Неопытные музыканты все ломятся вперед. И если вы посмотрите на историю записи альбома Nevermind, то Бутч Виг (продюсер с мировым именем, музыкант и основатель группы Garbage – прим.ред.) не раз рассказывал, что песню Lithium музыканты Nirvana ускоряли в полтора раза. Потом уже он ставил Дейву Гролу метроном. Сегодня практически у всех профессиональных музыкантов есть клик или плейбэк. Я вот считаю, что этого нельзя делать – играть с плейбэком. Мы его не используем.

Я единственный артист из нашей группы, который бежит вперед. Обычно все торопятся вместе, но не у нас. У нас демократия с легким тоталитаризмом с моей стороны (улыбается). Но я очень щедрый артист и никого не обижаю.

 

ЕМ: Вы один из немногих артистов…

Александр: Не определился!

ЕМ: Нет! Нам всегда кажется, что вы определились, а вот люди, которые приходят с вами общаться, не определились, как к вам относиться в вашем амплуа. Сейчас вы занимаетесь важной просветительской деятельностью – ликвидацией безграмотности на просторах Интернета. Как вы представляете свою публику? Ведь на съемках видео всегда есть эта условность: вроде бы поздоровались со зрителем, но по факту вы его не видите. Как выглядит ваш среднестатистический зритель?

Александр: Я думаю, что это современный студент, выросший на программе «Галилео», которую он смотрел в школе. Про макароны, пиццу и механизмы смотреть ему уже надоело, но как устроен мир все еще интересно. Он благодаря половому созреванию, что естественно, хочет привлечь внимание противоположного пола и взял для этого в руки инструмент. Глядя на известного ему Знайку из телевизора, возможно, решил, что это действительно полезная вещь. И понял, что у него что-то получается, что это реально круто.

Так как я не из тех артистов, кто занят написанием двенадцати песен о создании мира, что, наверное, плохо, я не знаю, что сказать. Все сказано в моих песнях. Так как в моих песнях ничего особенно не сказано, то я думаю, что я просто дарю людям пользу, а они, благодарные за это, могут просто прийти на концерт.

 

Александр Пушной в интервью: «У вас есть возможности, которых не было у нас. Пользуйтесь ими!»   

 

ЕМ: Кстати, в Интернете довольно много людей, которые играют на гитаре на фоне ковра, сидят на форумах и активно обсуждают работы себе подобных музыкантов. С появлением YouTube они частично перекочевали туда и теперь занимаются взаимным троллингом на его просторах. Среди вашей аудитории есть такие люди?

Александр: Да! Есть люди, которые называются «профессорами», потому что они знают всё. Они приходят на мой канал, чтобы опровергнуть какие-нибудь мои высказывания. Эмоционально они активны и в критике преуспели. Но я же не даю гарантии, что, если вы возьмете в руки гитару и посмотрите мои видео, у вас все получится. Что касается ковра, то ковер на фоне – это просто стиль, некоторые просто не выкинули их пока. У меня вот новая квартира, у мен нет ковра.

Я говорю современной молодежи о том, что вы живете в уникальном мире, и при этом не пользуетесь его возможностями. Для того, чтобы записать что-то приличное в свое время (и я не имею в виду радиоэфир, хотя бы сделать запись для друзей) я, например, должен был реально напрячься. Мы шли в подвал Института электродинамики, брали микрофоны, катушечный магнитофон, у нас был пульт, барабаны. Мы ничего не знали, и у нас получилось что-то приблизительно похожее на то, что мы хотели. И не было никаких возможностей это улучшить. Опять же, когда я брал эту кассету, я шел в общаге в соседнюю комнату, ставил ее, и мой сосед слушал ее. То есть у меня был ОДИН просмотр. Если сосед был с кем-то, это означало плюс один. Чтобы получить три просмотра, мне нужно было вытащить кассету и отнести ее в другую комнату. Физически, ногами.

Когда мы стали известны в нашем студгородке, мы прекрасно понимали, что это ограничивается тем местом, где мы учимся, и где учатся наши друзья. Никакой мысли о том, что можно сидя дома, не вставая с горшка, написать фонограмму, которая по техническому качеству записи (не по качеству исполнения) может быть легко поставлена на любой радиостанции и не сильно выбиваться из того, что там звучит. А дальше взять камеру и, кривляясь под эту песню, снять клип, при том, что вы сможете показать это не только соседу по комнате, а родственникам, скажем, в Израиле… Друзья мои! Это amazing (англ. «восхитительно»), как говорит молодежь.

У каждого сейчас на столе стоит компьютер или ноутбук, планшет, который нужен для того, чтобы лайкнуть свое селфи и селфи товарища. Поковыряться в социальных сетях. Но то, что у вас есть реальная студия, абсолютно готовая ко всему, для реализации самых безумных ваших творческих планов и идей – это понимают не все. Современная молодежь избалована тем, что они знают о возможности распространения информации, но они первым делом задаются вопросом: «А почему так мало просмотров? А где мои подписчики?». Они словно забывают: «А по поводу чего к тебе должен подписаться человек?». Они используют свой компьютер и социальные сети как способ набрать себе аудиторию, но чем – они не понимают. При том, что стоящий перед ним инструмент коммуникации является и инструментом, на котором можно что-то создать.

У нас есть узкий фан-клуб, кто-то играет в кавер-группе, кто-то также начал делать обзоры. Это здорово, у них неплохо получается. Эмоционально я не могу никому ничего пообещать, я просто говорю, что у вас есть возможности, которых не было у нас. Пользуйтесь ими! Потому что завтра это будут другие возможности, а конкуренция, понятное дело, возрастает. Ведь в Интернет каждый может выложить всё, что он хочет.

 

Песня «Серо-желтая весна» задумывалась как шуточная:

 

ЕМ: Вы как человек, который перешагнул сорокалетний рубеж и состоялся в разных ролях – и как родитель, и как творческий человек в разных ипостасях, как себя чувствуете? Ищите ли себя?

Александр: Нормально! Человек, который говорит: «Я себя ищу!», это означает: «Я себя пока не нашел». Хочется, конечно, идеального устройства: делать то, что тебе нравится, и чтобы тебе за это платили. Пока это не совпадает.

ЕМ: А как вы чувствуете себя между поколениями? Вы взрослый человек, который доносит что-то до молодежи, или вы внутри молодого поколения?

Александр: Внутри молодежи я себя не чувствую. Я всегда пытаюсь понять, что они думают, чего хотят и что их интересует. Так случилось исторически, что молодые люди пришли ко мне не потому, что я этого хотел, а потому что была «Галилео». Я человек, который все время преподавал. Для многих я как учитель физики, который взял гитару в руки и начал что-то орать со сцены. И это вызывает исключительное умиление на лицах: «Вот ни фига себе! Наш старичок еще что-то смог!».

Я не лезу в молодежь и не пытаюсь быть Александром Анатольевичем. С другой стороны, посыпать голову пеплом и говорить, что все, я не хочу. Я не формат героя любовника. Девочки семнадцати лет смотрят на мальчиков семнадцати лет, которые поют про любовь семнадцатилетних. Мне было бы глупо это делать. Мы с моим другом Дмитрием, с которым мы записали огромное количество песен вдвоем, решили сделать пародию. Такую с глубоким дном, на группу «Звери». Мы записали песню «Весна» (начинает петь), в надежде что люди поржут. Но нет! Люди восприняли ее серьезно, «какая клевая песня». Твой собственный резонанс всегда где-то есть. Как только ты смещаешься в правильную сторону, люди сразу узнают тебя в том качестве, в котором это должно быть.

Кстати, мы уже в четвертый раз поедем на НАШЕСТВИЕ. Первый раз у нас было ощущение, что мы не в своей тарелке, это было пять лет назад. В следующий приезд мы были уже более-менее узнаваемы. В третий раз люди действительно пришли на нас. Сейчас мы понимаем, что для того, чтобы стать известными, другой практики, кроме как ходить, играть, играть, показывать материал, снова играть, нет. Потому что музыкальная популярность не конвертируется из другой популярности вообще никогда. Есть люди, которые любят Ивана Урганта, но он будет интересен им больше, нежели чем Гриша Ургант. К счастью для Гриши, а может и к счастью для Ивана.

Я нахожусь абсолютно в той же ситуации. «Этот чувачок, который кривлялся в «Хороших шутках», рекламирует популярный магазин техники или делает что-то полезное на YouTube»…. Те, кто пришли на концерт, и им это понравилось, это уже моя аудитория. Она будет медленно, но уверенно расти. Надеюсь, достигнет населения планеты, а затем начнет постепенно вымирать.

ЕМ: Таких людей реально все больше?

Александр: Ну нет. Многие приходят ради одного эксперимента из «Галилео». Мы делали как-то мастер-класс в Музторге по записи, и пришла одна бабушка. То есть я пришел. Мастер-класс «Секреты звукозаписи». Ля-ля-тополя. Стоит компьютер, аудиокарта. Я начинаю: «Здравствуйте, дорогие друзья!», и очень долго, минут пятнадцать-двадцать, рассказываю о том, что если есть планшет и акустическая гитара, то можно спеть песню, и этого будет достаточно. «Может быть вам и не нужна звукозапись, подумайте хорошенько. А если вы хотите как Pink Floyd восьмиминутную песню с прелюдией, тогда давайте сюда». Рассказываю, кручу гитару, комбик…

И вдруг бабуля выдает с задних рядов: «Когда уже начнется концерт?». Она сидит с внуком. Видимо он увидел где-то афишу, сказал, что будет концерт. И ее не удивило вступление в двадцать пять минут о том, какая аппаратура будет использована на «концерте». Бывают такие люди. И промахи тоже бывают.

 

Александр Пушной в интервью: «У вас есть возможности, которых не было у нас. Пользуйтесь ими!»   

 

ЕМ: Вы настолько вдохновленно и подробно рассказываете о гитарном звуке, что у нас невольно возникла ассоциация с фильмом «Приготовьтесь, будет громко»…

Александр: Замечательный фильм!

ЕМ: Там есть момент, когда Джек Уайт буквально из ничего извлекает гитарный звук…

Александр: Я думаю, это отличный фильм, чтобы показать весь диапазон концепций гитарного звука. Занимаясь этими вещами давно, я выработал две закономерности. Закономерность номер один: зрителю, настоящему, для которого ты пишешь и поешь, ему по барабану. Ему по барабану, на чем ты играешь, где ты это записывал. Если это, конечно, не Abbey Road (знаменитая студия, где записывались The Beatles – прим.ред.). Ему не важны тонны часов, которые ты это записывал, на чем ты играл, какие у вас были пластики, микрофоны, барабаны, кто был продюсером. Есть единственный человек, которому это очень важно. Это сам музыкант.

Когда я беру гитару, которая у меня сейчас есть, и я не играю и не получаю удовольствия, это транслируется во вне. Если я играю и получаю удовольствие всего от одного аккорда, это оно! Для музыканта очень важен поиск его инструмента, и неважно – подарят ли его, или он его купит. Но для слушателя это неважно. Невозможно себе представить человека, который бы слушал музыку и сказал: «Ммм, а струны то у него все-таки D’Addario». Людям по барабану! Зритель целиком воспринимает продукт, но он может сказать: «Я не знаю почему, но мне не нравится». А может сказать наоборот.

Я специально заморочился и скачал записи Nirvana, сделанные до того, как они пришли к Бутчу Вигу. Там все «золотое», но записанное абы как. Послушайте ради интереса. Я уверен, что выпусти они это так, оно бы так не взорвалось. Потому что ощущение драйва передается людям, но они не знают, как это делается.

ЕМ: А если представить, что в России снимут аналогичный фильм, как «Приготовьтесь, будет громко»? Это уместно?

Александр: Не стоит думать, что на Западе его засматривают до дыр.

ЕМ: Ясно, что это целевое произведение, но оно классно снято!

Александр: Абсолютно! Просто ребята умеют это делать. Мы можем взять, например, Хавтана, Маргулиса, собрать их вместе и снять. Человек, который вложит в это деньги, и будет основным зрителем этого фильма. Он покажет себе и друзьям. Те, кто вращаются в этом, также посмотрят. Но это будет также узко направлено.

ЕМ: А с другой стороны, в нашей стране люди более восприимчивы к лирике, нежели к музыке…

Александр: Во-первых, все меняется. У нас народ выпустили как джина из бутылки. И все побежали в караоке. Сейчас все там наорутся, понапоются «Рюмку водки на столе», и потихоньку ориентация с легкой на более сложную музыку сменится. Если посмотреть на «Грэмми», наверное, там каждый музыкант даст фору нашим, но у нас тоже могут. Но иногда нашим музыкантам просто лень. Экстремально.

Вопрос, на самом деле, философский: зритель должен потребовать качественного музыкального продукта, или музыкальное качество продукта должно научить зрителя любить такое? Я не знаю, как должно быть.  Те, кто реально зарабатывают музыкой, скажут вам, наверное, больше правды.

 

Александр Пушной в интервью: «У вас есть возможности, которых не было у нас. Пользуйтесь ими!»       

 

ЕМ: Вы часто говорите, что сейчас нет смысла двигаться альбомами, потому что слушатель ориентирован на составление плейлистов. А что в вашем плейлисте?

Александр: Давайте я открою вам (достает телефон, начинаем смотреть плейлисты). У меня есть дети (двое, а сейчас родится третий), которые вынимают мне мозги, чтобы я ставил им одно и тоже. У меня есть плейлист, который называется «поп». И вот поехали: тут есть Bon Jovi, Queen, The Beatles, AC/DC… Набор классической «попсы».

При этом я для себя все время открываю новые имена, например, Кори Хенри (Cory Henry). Мне он сорвал башню! (Показывает видео на YouTube). Количество просмотров этого ролика почему-то двести тысяч. Хотя я думаю, что там должно быть двести миллионов. Это чувак, который из органа выжимает такой кач! Я никогда не думал, что под орган можно двигаться. И что по степени пульсации, это может быть настолько круто! А что он находит с точки зрения гармонии, это вообще капец. Его посоветовали мне мои музыканты, я влюбился, скачал весь его альбом и теперь, каждое утро выезжая на машине, слушаю. Если в процессе прослушивания музыки у меня меняется настроение в лучшую сторону, значит это та музыка, которая действительно тронула мою душу.

ЕМ: Какие у вас ближайшие творческие планы, кроме обозначенных выступлений?

Александр: Еще раз повторюсь, что в качестве реабилитации мы после 08-го числа едем 09-го июля выступать на НАШЕСТИВИЕ. Если кто-то не сможет прийти в YOTASPACE, ничего страшного: садитесь в электричку и езжайте в Тверскую область. И там встретимся на нашей любимой сцене НАШЕ 2.0., с нашими любимыми группами, с которыми мы встречаемся раз в год. У меня уже есть одна футболка «Тролль Гнет Ель», надеюсь, что подарят вторую (улыбается). У нас, правда, футболок нет, но мы там выйдем, поорем, посмотрим, сколько будет людей, хотя честно, нам это не так важно. Сцена 1.0. нам пока не грозит (улыбается).

Еще я буквально на коленях уговариваю Алексея Александровича из Navigator Records сделать наконец альбом каверов, которые точно будут интересны людям. Но так как у него очень много артистов, дальше обсуждений это пока не идет. Но если эти творческие планы действительно состоятся, то получится интересный альбом, который я хочу сделать. Я не уверен в его коммерческом успехе, но думаю, что он будет полезен.

На YouTube-канале будет продолжаться какая-то музыкальная и около музыкальная возня. Не знаю, куда это приведет дальше, но надеюсь, что мой канал, в целом, обладает неким хорошим потенциалом по просмотрам. Он живет, потому что он полезен, и потому что есть эмоции.

 

ЕМ: Кстати, живых семинаров в большем количестве не хотите практиковать?

Александр: Не знаю, почему, то ли я гипнотизирую людей, но во время таких семинаров пришедшие сидят как зайцы. Я говорю: «Ребята, в чем заключается смысл слова семинар? Придумывайте вопросы, давайте общаться. Ведь то, что я показываю, можно гораздо более качественно посмотреть в том же видео». А они сидят и робеют (начинает показывать зажатых слушателей, задающих робкие вопросы).

Сделать из этого прямо школу, Институт имени Александра Пушного – это бред. Это будут записки практиканта. Меня уже ненавидят преподаватели университетов за то, что я опопсил науку. А теперь еще в меня звукорежиссеры будут ножами бросать? Хочешь быть звукорежиссером – иди поступать и учись!

Я делаю это для того, чтобы ввести в курс дела. Чтобы заниматься чем-то серьезно, нужен учебный план. Но когда только появляется словосочетание «учебный план» (смешно проговаривает заунывным голосом), уже ничего не хочется. Поэтому будут смешные ролики!

ЕМ: Что пожелаете своим слушателям, зрителям и читателям Eatmusic?

Александр: Дорогие слушатели, зрители, читатели! Подписывайтесь на канал, приходите на концерт 08 июля в YOTASPACE или приезжайте на НАШЕСТВИЕ!

EATMUSIC: Спасибо за интервью! И до встречи в июле!

Александр Пушной: Спасибо! Пока!

 

Фотограф — Елизавета Старостина © Eatmusic

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Расскажи друзьям: